Если хочешь быть здоров — защищайся: как устроена школа самообороны для детей

Если хочешь быть здоров — защищайся: как устроена школа самообороны для детей

Если хочешь быть здоров — защищайся

«Были ситуации, когда мамы запрещают дочкам посещать наши занятия только потому, что преподаватель – мужчина»

  • Максим Беренов, будучи подростком, рос в одном из самых опасных районов Екатеринбурга – на Уралмаше. По фотокопиям книги японского мастера Масатоши Накаяма изучил несколько приёмов карате – и это не раз пригодилось ему в жизни. А позже из увлечения единоборствами вырос и его бизнес — «Клуб умной безопасности» для детей и подростков. О том, как заработать на обучении детей самообороне, Максим Беренов рассказал порталу Biz360.ru.
Досье

Максим Беренов, 45 лет, предприниматель из Екатеринбурга, основатель  «Клуба умной безопасности», президент Уральской федерации пластичных единоборств и фехтования. Прошёл обучение рукопашному бою и филиппинским боевым искусствам. Был учителем ОБЖ в общеобразовательной школе, с 1997 года преподаёт боевые искусства, с 2011 года — собственный курс «Безопасность ребёнка и подростка», на основе которого в 2016 году открыл «Клуб умной безопасности». Проект работает в Екатеринбурге и двух городах Свердловской области.

 

Самооборона для себя и для других

Для Максима Беренова путь к его проекту «Клуб умной безопасности» начался в далёкие 80-е годы в микрорайоне Уралмаш Екатеринбурга. В то время уличная преступность там, по его словам, просто зашкаливала. А боевые единоборства, с помощью которых можно было противостоять уличным агрессорам, находились под негласным запретом.

Однако это не помешало подростку изучить фотокопии страниц книги «Динамика карате» японского мастера Масатоши Накаяма. С этого началось увлечение Максима единоборствами, а поставленный по книжке удар несколько раз выручал его.

После вуза он обучался боевым искусствам, которые перестали быть запрещёнными, а с 1997 года начал преподавать их в родном городе. К 2000 году Максим создал авторский курс «Безопасность женщин», в котором основной упор делался не только на боевые приёмы, но и на поведение человека. В частности, ученицам предлагалось изучать психологию конфликта, словесную самозащиту и виктимологию (раздел криминологии об особенностях поведения жертвы – прим. редакции). В разработке курса помогали сотрудники МВД, часть из которых обучалась у Максима.

В 2000 году, когда стартовал курс по самообороне для женщин, информацию о наборе на него развешивали на остановках общественного транспорта. Кроме того про него рассказывали в телепередаче «Путь воина-Урал». Всё это позволило набрать первых слушательниц курса. Затем заработало сарафанное радио, приводившее новых учениц. Проект удачно развивался на протяжении 10 лет, а потом с ним произошла неожиданная трансформация.

Фокус на обучении детей

В 2011 году ученики и ученицы Максима Беренова стали просить его разработать курс безопасности для их детей. В него вошли следующие темы: безопасность на улице и дома, в сети, в коллективе, с животными. Версия для подростков включала кроме этого темы наркотиков и сексуальной безопасности.

Собственные курсы безопасности Максим вёл самостоятельно. Летом 2015 года он вместе с женой Анастасией решил попробовать провести летний лагерь для детей. Идея родилась спонтанно. У Максима был опыт проведения спортивных сборов, а у Анастасии — городских лагерей. На странице в Facebook они объявили о наборе в свой лагерь.

«Я преклоняюсь перед теми родителями, которые поверили в нас и отправили с нами детей. Мы арендовали турбазу, совковую до ужаса, но по неопытности не смогли найти что-то лучше. Самым ужасным стало то, что из-за проблем собственника в лагерь не поступало электричество. Нам пришлось решать эту проблему самостоятельно. Это навсегда отбило у нас желание работать с турбазами», — вспоминает Максим.

Во время лагерной смены для детей проводились уроки самообороны, творческие занятия и вечерний костёр с песнями. Стоимость участия – 9 тысяч за 5 дней (сейчас 13 тысяч за 7 дней). Прибыль от этой смены составила около 60 тысяч рублей.

В лагере создатель курса «Безопасность ребёнка» увидел живой интерес детей к выдаваемой им информации. Вернувшись в Екатеринбург, он стал готовиться к открытию «Клуба умной безопасности», ориентированного, в первую очередь, на детей и подростков.

Собственный клуб

Подготовка к открытию собственного проекта началась с поиска подходящего помещения. В качестве локации искали такой район, куда будущие ученики могли бы легко доехать из любой части Екатеринбурга. В итоге остановили выбор на помещении в районе южного автовокзала.

Первоначальные вложения в «Клуб умной безопасности» составили 16 тысяч рублей — именно столько стоила месячная аренда зала площадью 30 квадратных метров. В оснащение вложились по минимуму, частично использовали оборудование, оставшееся от сети детских центров, которыми раньше владела Анастасия Беренова. Самое главное в зале единоборств – покрытие татами и система защиты для учеников: наколенники, налокотники, мягкие палки. Это оборудование было у Максима, преподававшего курсы безопасности и ранее.

«В первый год мы так увлекли своими занятиями детей, что они готовы были ездить к нам даже в помещение с голыми стенами», — уверяет Максим Беренов.

Первыми учениками «Клуба умной безопасности» стали дети и подростки, побывавшие в летнем лагере. Остальных искали через знакомых и друзей, рассказывая им о наборе в проект. Свою роль сыграли посты в соцсетях, в которых подробно рассказывалось о содержании обучающего курса. Кроме этого помогал привлекать клиентов и личный бренд основателя «Клуба умной безопасности». Максим Беренов несколько раз был организатором фестивалей пластичных единоборств в Екатеринбурге, публиковал в СМИ статьи о безопасности и конкретных правилах поведения.

Как всё устроено

Сегодня «Клуб умной безопасности» предлагает несколько форматов обучения. Проводятся курсы по безопасности и самообороне в клубе и образовательных школах, лекции на эту же тематику, выездные лагеря, тренировки по разным видам боевых искусств.

Лекции стоят от 500 до 1000 рублей с человека, выездной мастер-класс — 300 рублей, месячный абонемент в клубе – 1600 рублей (4 занятия), разовое занятие – 450 рублей.

«Разовое занятие должно длиться не менее полутора часов. Меньше нельзя, потому что иначе не отработать практически навыки. Если мы говорим, что на улице надо учиться обращаться за помощью, то отрабатываем это в формате игры. Если рассказываем, как отвечать и реагировать на угрозы, отрабатываем это в диалоге», — рассказывает Максим.

Недавно появились и творческие занятия с режиссёром и издателем. Через творчество дети и подростки учатся решать свои проблемы – пишут книги или ставят спектакли по актуальным для них темам.

В клубе помимо инструкторов по безопасности работают психологи и юристы. Они помогают разобрать сложную ситуацию в классе или отдельной семье, готовят для проекта статьи, выступают в лектории.

В «Клубе умной безопасности» занимаются дети в возрасте от 7 до 16 лет. Группы делятся по возрасту учеников. Чаще всего на курсы безопасности и самообороны приходят дети и подростки, которые самостоятельно добираются из дома до школы, имеют конфликты в классе или уже находятся в «острой ситуации» — например, подверглись нападению. При тяжёлом бэкграунде ученику помимо групповых занятий предлагают консультации с психологом.

Кроме детей «Клуб умной безопасности» работает и со взрослыми. Для педагогов школ разработана программа обучения по профилактике травли и действий в случае её возникновения, а для родителей – семинары о вопросах безопасности и разовые тренинги. Для педагогов из других регионов, желающих открыть аналогичный клуб, проводится обучение, его стоимость — от 25 тысяч рублей.

Летом клуб устраивает выездной лагерь или организовывает досуговую деятельность в Екатеринбурге – например, экскурсии по городу, включающие правила безопасности на улице. Эти мероприятия необходимы для того, чтобы привлекать новых клиентов и снизить затраты проекта в «низкий» сезон.

Экономика проекта

В клубе каждый месяц занимается около 50 детей. За лето лагерь обучает от 100 до 150 человек. «Клуб умной безопасности» 3-4 раза в год проводит платные лектории по заказу крупных компаний или организаций (например, вузов или органов опеки). Лектории приносят менее 5% дохода проекта, но хорошо работают на привлечение детей на другие направления.

«Сначала наши лекции были бесплатными, и людей, которые приходили на них, было мало. Как только мы ввели плату за вход, лекции приобрели для нашей аудитории дополнительную ценность», — анализирует Максим Беренов.

Он сам и психологи проекта проводят лекторий для учителей, направленный на профилактику травли детей в школах. Для таких лекций используют общественные площадки города – «Ельцин Центр» или конференц-зал «Точка кипения». Лекции бесплатные, но после них учителя приглашают в свои школы представителей «Клуба умной безопасности» уже для организации детских тренингов. Кроме этого такие мероприятия повышают уровень экспертности самого проекта.

Высокий уровень компетенции и заработанная репутация помогают проекту выделяться среди конкурентов. Их не так много в Екатеринбурге, и в основном они, по словам Максима Беренова, проводят тренинги для детей.

В проекте сейчас работают два инструктора. Они получают 50% от стоимости групповых занятий, которые проводят сами. К другим расходам «Клуба умной безопасности», помимо оплаты труда сотрудников, относятся арендная плата, коммунальные платежи и закупка оборудования.

Рекламного бюджета у проекта нет, потому что в нём нет необходимости. Реклама в соцсетях не кажется Максиму и Анастасии Береновым эффективной. Гораздо лучше на привлечение новых клиентов работают публикации в СМИ, которые готовят супруги

Всяческие сложности

К трудностям, с которыми пришлось столкнуться в собственном проекте, Максим Беренов относит непонимание со стороны родителей. Не все из них хотят, чтобы в школе представители «Клуба умной безопасности» рассказывали их ребёнку о преступниках и о возможной агрессии с их стороны. Некоторые родители считают, что не стоит учить ребёнка давать силовой отпор, так как это – насилие.

«Были и парадоксальные ситуации, когда мамы запрещают дочкам посещать наши занятия в школе только потому, что преподаватель – мужчина», — говорит Максим.

Сначала команду это огорчало, потом сотрудники стали думать, как объяснить ценность своего продукта таким родителям. В конце концов решили, что «Клуб умной безопасности» — это не для всех.

«Мы много говорим о самостоятельности и свободе как ценности, о том, как важно научиться думать и самому анализировать ситуацию. Но не все готовы это слышать. Тот же, кто готов прислушаться, будет с нами на одной волне. Вот оно нишевание в действии», — считает Максим.

К другим сложностям основатель «Клуба умной безопасности» относит организацию рабочего процесса. Долгое время Максим не решался искать себе помощников и был вынужден сам заниматься проведением тренировок, решением административных вопросов, работой над собственной книгой и написанием статей для СМИ.

«Обучив инструкторов и передав им часть групп, я высвободил время для стратегических задач – вебинаров, фильмов, книг и других печатных изданий. Это надо было сделать раньше. Даже сейчас, когда у меня есть помощники, рабочий график похож на схему работы небольшого завода: по две-три статьи в неделю, встречи, мониторинг, новые группы и новые подходы, выезды в школы…» — перечисляет Максим.

Что дальше

Сейчас занятий офлайн, которые проводит «Клуб умной безопасности» для подростков, по мнению Максима Беренова, уже недостаточно. Требуется онлайн-формат тренировок. Поэтому основатель проекта занят изданием книги и других продуктов, которые будут доступны онлайн. От тиражирования учебных фильмов решили категорически отказаться – всё-таки информация о приёмах самообороны должна передаваться из рук в руки.

Кроме этого проект будет масштабироваться за счёт открытия филиалов в других городах. Делать это планируется за счёт франшизы. Франшизу помогли разработать специалисты Областного фонда поддержки предпринимательства, где в акселераторе социальных проектов Береновы проходили обучение.

Предложение для франчайзи включает обязательное обучение инструкторов в партнёрских проектах, систему мониторинга, рекомендации по продвижениям. Стоимость франшизы – 50 тысяч рублей для городов с населением более 500 тысяч человек. Для малых городов предусмотрены скидки от 30% до 50%. Стоимость паушального взноса – 2500 рублей. Сейчас уже несколько франчайзи прошли обучение и готовятся к запуску проекта в Нижнем Тагиле и Каменск-Уральском.

«Я планирую постепенно отойти от занятий с детьми (для этого есть обученные тренеры) и начать продвижение франшизы. Думаю, что через год-два мы сосредоточимся на этом направлении», — заключает Максим.

 

Методичка по профилактике травли для педагогов

Методичка по профилактике травли для педагогов

Добрый день, представляем вам методическое пособие-схему по профилактике травли

Вы можете скачать ее по указанной выше ссылке.

Использование материала возможно только с указанием авторства, заранее спасибо!

Эфиры с нами. Здесь записи интервью и передач с нашим участием

Эфиры с нами. Здесь записи интервью и передач с нашим участием

Синдром идеального родителя, или почему в прекрасных семьях вырастают несчастные дети

Синдром идеального родителя, или почему в прекрасных семьях вырастают несчастные дети

Если мама настолько идеальна, что даже ругается, как учат в книжках по педагогике. Анастасия Беренова для Мел

Есть много историй про то, как родители добились успеха, были прекрасными людьми и имели большой авторитет, а их выросшие дети долго-долго собирали себя по осколкам или искали место в жизни.

Истории идеальной жизни, как картинки из Instagram. Когда нет ссор, всё хорошо и правильно. Мама знает, как лечить. Мама знает, как любить. В доме у неё порядок, а на работе ценят. А её дочь потом выйдет замуж и загонит себя в невроз. Она будет мечтать о супнице, ежедневно поставленной в центре стола, о кружевных салфетках и удачной карьере. Она не будет знать, что у неё есть право на слабость. На то, чтобы сказать «нет, я не могу». На то, чтобы признать и допустить хаос. И отнестись к нему не как к личному поражению, а как к части жизни.

Или ещё пример. Мама — директор завода, у неё свой бизнес. Она крупный меценат, много интересуется вопросами духовности. Её сын долго не может найти свое место в жизни, в ней появляется алкоголь и всё такое. Истории реальные, не просто про детей-мажоров, у которых всё было. Это — про нечто большее: когда мать или отец ещё и ориентир морали. А у детей всё равно не вышло.

Мама никогда не ругала и не осуждала увлечения, но вот хвалила только за одно. Например, за занятия в музыкальной школе. Парадокс, но как такового обесценивания не было, а девочка вырастает и принимает только одну грань себя. Мама может очень искренне любить, и все же выдуманный ею ребёнок будет отличаться от настоящей дочки. И всю жизнь эта настоящая дочка сама не знает, чего хочет. А мама будет уверена, что дочь любит читать, слушается и носит косички. Просто другому в этом образе своего ребёнка мама не даёт места.

В таких семьях часто вытеснено гораздо большее, чем право на ошибку

В них нет места праву на неправильность и уязвимость, на чувства, капризы, лень, на инстинкты, в конце концов. Ну и на ошибку тоже. Идеальная мама ведь никогда не говорила, что устала или чего-то не может. Она даже ругалась правильно, по умным педагогическим книжкам. И теперь уже выросшая дочь оглядывается на себя: а хорошая ли я мать, жена.

Мама, которая умеет непедагогично и смачно ругаться, порой куда целительнее в своей неправоте. У девочки с идеальной мамой нет права на «ой, забей на всё», «ой, я устала», «пыль лежит, и я полежу». У таких клиенток и клиентов в выходной начинается паническая атака, а муж (или жена) неожиданно уходит в поиске лёгкости жизни.

Потому что настоящая жизнь начинается, когда есть место немного двоечнику и немного хулигану

Она начинается с пригорелых котлет, потому что забыли за увлеченными разговорами, со смачной и искренней ссоры, со слёз в конце фильма.

Вот для меня ещё семья-загадка. Отец семейства ушел на фронт. Вернулся (это уже прекрасно), и стали жить дальше. А он ещё и прекрасный семьянин, хозяйственный, у него вообще всё ладится. Он — икона в семье. В итоге все взрослые дочери — одиноки.

Отделиться от родителя, авторитетного, почти святого, невозможно. В этом тандеме ребёнок-родитель нет места простым человеческим слабостям, нет места настоящему ребёнку. Тут больше мифа, чем жизни. Девочки, вышедшие из семей с прекрасными матерями, часто невозможно долго оглядываются и сравнивают себя, не позволяют себе просто жить. Когда родитель превозносится (и сам, и другими), на него невозможно разозлиться или признать неправым.

Может быть, родители из этих историй умели валять дурака и смеяться до слёз. Но их детям оказалось очень тяжело разобраться в том, чего они сами хотят в жизни или признаться себе, что они не хотят стремиться к иделу. Иногда даже не сами родители, а общество делает из любящего семьянина (что вообще-то нормально) «сверхотца», когда возводит в культ простые качества, которые просто стали редкостью.

И так случается, что идеальный родитель не может научить самому главному — быть любимым и любить просто по праву рождения

Без Нобелевской премии и вкусного борща. Идеальный родитель не учит любить и принимать свои уязвимые части.

8 важных вещей, чтобы научить ребёнка быть собой

1. Показать свои слабости и ошибки. И что с ними тоже можно жить и быть любимым. Например, не уметь забивать гвозди или десять раз подтянуться на турнике. Мама может быть успешной в карьере и одновременно рассеянной: забывать в кино зонтик или молоко на плите. Её успешная компания от этого точно не страдает.

2. Говорить о чувствах. Это миф, что ребёнку нельзя о них рассказывать. Конечно, не стоит его загружать проблемами не по возрасту. Но если никогда не грустить и не признавать это, то как ребёнок узнает, что грусть и душевная боль, которую он иногда испытывает, бывает со всеми.

3. Замечать и принимать безоценочно игры и увлечения ребенка. Абсолютно любые.

4. Позволять себе валять дурака и заниматься ерундой.

5. Быть искренним. Иногда честнее и полезнее назвать математичку дурой, чем долго убеждать себя и ребёнка в пользе предмета, который учитель не умеет сделать интересным. В конце концов, авторитет не за статусом, а за честностью.

6. Объяснять, что человек и его поступки — это не одно и то же. Хвалить и ругать можно только конкретный поступок.

7. Рассказывать о себе в детстве. Особенно эти рассказы интересны подросткам. Расскажите, что вас тоже иногда съедала тоска, что вы тоже сбегали с уроков. Да, все мы проходили через проблемы переходного возраста, слёзы и разбитые сердца.

8. Показывать и рассказывать о своей жизни сейчас: что любите, что вас радует, для чего выбрали свою профессию и что для вас интересно.

Меня тут спросили: «А не боитесь потерять авторитет, говоря о своих слабостях и чувствах?». Авторитет — не за тем, кто никогда не ошибается, а за тем, кто прожил свою жизнь и смог дать этот урок своим детям.

5 спорных правил сексуальной безопасности для детей

5 спорных правил сексуальной безопасности для детей

Можно как угодно относиться к половому воспитанию в школе, но точно нужно объяснить детям дома, кто и как их может трогать. Это безопасность! Наш блогер, психолог Анастасия Беренова, рассказывает, какими мифами окутан вопрос «хороших» и «плохих» прикосновений и как лучше это объяснить ребёнку.

Как рассказать ребёнку о его границах, опасностях и правилах? Как избежать запугивания и при этом обучить реально важным навыкам? Объяснить детям, как обезопасить себя, важно и нужно.

1. Есть правила касания — «хорошее» и «плохое»

Здесь дело здесь не в игре слов (пожалуй, наоборот, это самая доступная и эффективная формулировка), а в том, что использовать их надо корректно. Основной навык, который важно донести ребёнку, — только он знает, как к нему хорошо или плохо можно прикасаться. Это относится и к врачам, и к тискающим бабушкам. Человек, даже если он хороший и милый, не имеет права трогать другого без согласия.

Перед походом к врачу важно рассказать ребёнку заранее, что может быть неприятно и что это надо сделать. Говорить, что касание врача «хорошее», а дяди «плохое» — большой обман (лучше и честнее говорить «вынужденное касание»). Ребёнок помнит, если процедура у врача была неприятной. Даже больше: я встречала взрослых, для которых детские воспоминания из больниц были сродни насилию. Они были тяжелы ещё и тем, что были одобряемы: «Кто-то большой лучше меня знает, как надо трогать и что хорошо». Эти взрослые потом долго не могли выстроить отношения без абьюза.

2. Правило нижнего белья

Рассказать о правиле нижнего белья нужно как можно раньше, но параноидальное следование любому совету, даже если он очень важный и нужный, может быть неэффективным и даже вредным. Обычно дети готовы слышать «никто не должен касаться тебя в зоне нижнего белья» года в три, не ранее, а вот до школы проговорить это правило нужно обязательно.

Совет должен быть подкреплён действием, реалистичен и выполним. Если совет расходится с реальностью, возникает двойное послание. Например, мама проговорила с ребёнком правила в два года, он пошёл в садик и нуждается в помощи в гигиенических процедурах, поэтому, пока ребёнок не в состоянии обойтись без помощи, единственное, что могут сделать родители, — внимательно следить за его эмоциональным состоянием в садике и комфортом.

Говорить о том, какие могут быть правила объятий и поцелуев, ещё сложнее. Во-первых, важны не правила, а смыслы, которые вложены в касание, во-вторых, параноидальные правила не только не дают защиты, но и транслируют тревогу родителей ребёнку. Куда важнее научить прерывать любое неприятное действие с телом, при этом дав тот тактильный контакт, который нужен именно вашему ребёнку, — это уже не просто слова, а сформированный навык.

3. Границы — это умение говорить «нет»

На самом деле, границы — это умение понять, хочу ли я чего-либо («да» или «нет»), и следовать этому. Самое главное — говорить то, что хочется и чувствуется.

Право на «нет» — это ещё и право на гибкость границ. Кого-то подпускаю совсем близко, кого-то категорически нет, сверяя со своим личным «приятно», «нравится», «комфортно». Это задача на миллион в культуре, где с одной стороны — поколение недообнятых, тактильный голод, с другой — тотальный страх лишний раз прикоснуться к ребёнку, начиная от семейного уклада «привыкнет к рукам», заканчивая свежим педагогическим страхом «детей не трогать вообще, мало ли кто что подумает».

Совет говорить «нет» родители обычно сразу радостно принимают за хороший, но я спрашиваю их: «А сами-то вы выдерживаете, когда ребёнок говорит вам „нет“?» «Ну что вы, нам нельзя, мы же родители…» А вот и не сработает ваш посыл! Как ребёнок научится отказывать, если его отказы в семье не принимались, не выдерживались? Послушный ребёнок — самый незащищённый.

4. Ребёнку надо объяснить, что он может рассказать родителям любой секрет

Это залог не только сексуальной безопасности, но безопасности вообще. Только важно не просто сказать, а всем своим видом показать, что вы корректно отреагируете. Когда мы опрашивали подростков, почему они скрывают информацию от родителей, самый частый ответ был вовсе не про страх наказания, а что мама расстроится, ей будет невыносимо.

Очень важно показать ребёнку, подростку, что вы не только не будете его ругать, но и не будете жалеть, а тем более уж охать и ахать. В трудную минуту ребёнку куда важнее чувствовать устойчивость в родителе, возможность опереться на него, получить сочувствие и присутствие.

5. Контроль — гарантия безопасности

Надо следить за тем, что ребёнок делает в интернете: вдруг ему напишет незнакомец? Конечно, хорошо, если вы проговорите заранее правила безопасности в сети, а ещё лучше — покажете, как добавлять в бан, какие есть правила переписки (не делай ничего, чего бы не делал в реальной жизни). На первых порах путешествуйте вместе с ним по сети. Следить за перепиской, читать её — недопустимо, потерянное доверие куда хуже скажется на безопасности, а вот искренне интересоваться жизнью ребёнка в сети и вне её нужно! Разговаривать о его увлечениях, рассуждать вместе с ним. Кстати, абсолютный запрет на встречу с виртуальным другом транслирует ребёнку ваше недоверие его миру. Встречаться можно, но на нейтральной территории и в присутствии родителей.

Любой совет должен быть полезен не просто в данном конкретном моменте, он должен формировать долгосрочную жизненную стратегию. Право уважать границы, понимать себя, ощущение тыла — то, что пригодится как основа безопасности на всю жизнь.