Синдром идеального родителя, или почему в прекрасных семьях вырастают несчастные дети

Синдром идеального родителя, или почему в прекрасных семьях вырастают несчастные дети

Если мама настолько идеальна, что даже ругается, как учат в книжках по педагогике. Анастасия Беренова для Мел

Есть много историй про то, как родители добились успеха, были прекрасными людьми и имели большой авторитет, а их выросшие дети долго-долго собирали себя по осколкам или искали место в жизни.

Истории идеальной жизни, как картинки из Instagram. Когда нет ссор, всё хорошо и правильно. Мама знает, как лечить. Мама знает, как любить. В доме у неё порядок, а на работе ценят. А её дочь потом выйдет замуж и загонит себя в невроз. Она будет мечтать о супнице, ежедневно поставленной в центре стола, о кружевных салфетках и удачной карьере. Она не будет знать, что у неё есть право на слабость. На то, чтобы сказать «нет, я не могу». На то, чтобы признать и допустить хаос. И отнестись к нему не как к личному поражению, а как к части жизни.

Или ещё пример. Мама — директор завода, у неё свой бизнес. Она крупный меценат, много интересуется вопросами духовности. Её сын долго не может найти свое место в жизни, в ней появляется алкоголь и всё такое. Истории реальные, не просто про детей-мажоров, у которых всё было. Это — про нечто большее: когда мать или отец ещё и ориентир морали. А у детей всё равно не вышло.

Мама никогда не ругала и не осуждала увлечения, но вот хвалила только за одно. Например, за занятия в музыкальной школе. Парадокс, но как такового обесценивания не было, а девочка вырастает и принимает только одну грань себя. Мама может очень искренне любить, и все же выдуманный ею ребёнок будет отличаться от настоящей дочки. И всю жизнь эта настоящая дочка сама не знает, чего хочет. А мама будет уверена, что дочь любит читать, слушается и носит косички. Просто другому в этом образе своего ребёнка мама не даёт места.

В таких семьях часто вытеснено гораздо большее, чем право на ошибку

В них нет места праву на неправильность и уязвимость, на чувства, капризы, лень, на инстинкты, в конце концов. Ну и на ошибку тоже. Идеальная мама ведь никогда не говорила, что устала или чего-то не может. Она даже ругалась правильно, по умным педагогическим книжкам. И теперь уже выросшая дочь оглядывается на себя: а хорошая ли я мать, жена.

Мама, которая умеет непедагогично и смачно ругаться, порой куда целительнее в своей неправоте. У девочки с идеальной мамой нет права на «ой, забей на всё», «ой, я устала», «пыль лежит, и я полежу». У таких клиенток и клиентов в выходной начинается паническая атака, а муж (или жена) неожиданно уходит в поиске лёгкости жизни.

Потому что настоящая жизнь начинается, когда есть место немного двоечнику и немного хулигану

Она начинается с пригорелых котлет, потому что забыли за увлеченными разговорами, со смачной и искренней ссоры, со слёз в конце фильма.

Вот для меня ещё семья-загадка. Отец семейства ушел на фронт. Вернулся (это уже прекрасно), и стали жить дальше. А он ещё и прекрасный семьянин, хозяйственный, у него вообще всё ладится. Он — икона в семье. В итоге все взрослые дочери — одиноки.

Отделиться от родителя, авторитетного, почти святого, невозможно. В этом тандеме ребёнок-родитель нет места простым человеческим слабостям, нет места настоящему ребёнку. Тут больше мифа, чем жизни. Девочки, вышедшие из семей с прекрасными матерями, часто невозможно долго оглядываются и сравнивают себя, не позволяют себе просто жить. Когда родитель превозносится (и сам, и другими), на него невозможно разозлиться или признать неправым.

Может быть, родители из этих историй умели валять дурака и смеяться до слёз. Но их детям оказалось очень тяжело разобраться в том, чего они сами хотят в жизни или признаться себе, что они не хотят стремиться к иделу. Иногда даже не сами родители, а общество делает из любящего семьянина (что вообще-то нормально) «сверхотца», когда возводит в культ простые качества, которые просто стали редкостью.

И так случается, что идеальный родитель не может научить самому главному — быть любимым и любить просто по праву рождения

Без Нобелевской премии и вкусного борща. Идеальный родитель не учит любить и принимать свои уязвимые части.

8 важных вещей, чтобы научить ребёнка быть собой

1. Показать свои слабости и ошибки. И что с ними тоже можно жить и быть любимым. Например, не уметь забивать гвозди или десять раз подтянуться на турнике. Мама может быть успешной в карьере и одновременно рассеянной: забывать в кино зонтик или молоко на плите. Её успешная компания от этого точно не страдает.

2. Говорить о чувствах. Это миф, что ребёнку нельзя о них рассказывать. Конечно, не стоит его загружать проблемами не по возрасту. Но если никогда не грустить и не признавать это, то как ребёнок узнает, что грусть и душевная боль, которую он иногда испытывает, бывает со всеми.

3. Замечать и принимать безоценочно игры и увлечения ребенка. Абсолютно любые.

4. Позволять себе валять дурака и заниматься ерундой.

5. Быть искренним. Иногда честнее и полезнее назвать математичку дурой, чем долго убеждать себя и ребёнка в пользе предмета, который учитель не умеет сделать интересным. В конце концов, авторитет не за статусом, а за честностью.

6. Объяснять, что человек и его поступки — это не одно и то же. Хвалить и ругать можно только конкретный поступок.

7. Рассказывать о себе в детстве. Особенно эти рассказы интересны подросткам. Расскажите, что вас тоже иногда съедала тоска, что вы тоже сбегали с уроков. Да, все мы проходили через проблемы переходного возраста, слёзы и разбитые сердца.

8. Показывать и рассказывать о своей жизни сейчас: что любите, что вас радует, для чего выбрали свою профессию и что для вас интересно.

Меня тут спросили: «А не боитесь потерять авторитет, говоря о своих слабостях и чувствах?». Авторитет — не за тем, кто никогда не ошибается, а за тем, кто прожил свою жизнь и смог дать этот урок своим детям.

5 спорных правил сексуальной безопасности для детей

5 спорных правил сексуальной безопасности для детей

Можно как угодно относиться к половому воспитанию в школе, но точно нужно объяснить детям дома, кто и как их может трогать. Это безопасность! Наш блогер, психолог Анастасия Беренова, рассказывает, какими мифами окутан вопрос «хороших» и «плохих» прикосновений и как лучше это объяснить ребёнку.

Как рассказать ребёнку о его границах, опасностях и правилах? Как избежать запугивания и при этом обучить реально важным навыкам? Объяснить детям, как обезопасить себя, важно и нужно.

1. Есть правила касания — «хорошее» и «плохое»

Здесь дело здесь не в игре слов (пожалуй, наоборот, это самая доступная и эффективная формулировка), а в том, что использовать их надо корректно. Основной навык, который важно донести ребёнку, — только он знает, как к нему хорошо или плохо можно прикасаться. Это относится и к врачам, и к тискающим бабушкам. Человек, даже если он хороший и милый, не имеет права трогать другого без согласия.

Перед походом к врачу важно рассказать ребёнку заранее, что может быть неприятно и что это надо сделать. Говорить, что касание врача «хорошее», а дяди «плохое» — большой обман (лучше и честнее говорить «вынужденное касание»). Ребёнок помнит, если процедура у врача была неприятной. Даже больше: я встречала взрослых, для которых детские воспоминания из больниц были сродни насилию. Они были тяжелы ещё и тем, что были одобряемы: «Кто-то большой лучше меня знает, как надо трогать и что хорошо». Эти взрослые потом долго не могли выстроить отношения без абьюза.

2. Правило нижнего белья

Рассказать о правиле нижнего белья нужно как можно раньше, но параноидальное следование любому совету, даже если он очень важный и нужный, может быть неэффективным и даже вредным. Обычно дети готовы слышать «никто не должен касаться тебя в зоне нижнего белья» года в три, не ранее, а вот до школы проговорить это правило нужно обязательно.

Совет должен быть подкреплён действием, реалистичен и выполним. Если совет расходится с реальностью, возникает двойное послание. Например, мама проговорила с ребёнком правила в два года, он пошёл в садик и нуждается в помощи в гигиенических процедурах, поэтому, пока ребёнок не в состоянии обойтись без помощи, единственное, что могут сделать родители, — внимательно следить за его эмоциональным состоянием в садике и комфортом.

Говорить о том, какие могут быть правила объятий и поцелуев, ещё сложнее. Во-первых, важны не правила, а смыслы, которые вложены в касание, во-вторых, параноидальные правила не только не дают защиты, но и транслируют тревогу родителей ребёнку. Куда важнее научить прерывать любое неприятное действие с телом, при этом дав тот тактильный контакт, который нужен именно вашему ребёнку, — это уже не просто слова, а сформированный навык.

3. Границы — это умение говорить «нет»

На самом деле, границы — это умение понять, хочу ли я чего-либо («да» или «нет»), и следовать этому. Самое главное — говорить то, что хочется и чувствуется.

Право на «нет» — это ещё и право на гибкость границ. Кого-то подпускаю совсем близко, кого-то категорически нет, сверяя со своим личным «приятно», «нравится», «комфортно». Это задача на миллион в культуре, где с одной стороны — поколение недообнятых, тактильный голод, с другой — тотальный страх лишний раз прикоснуться к ребёнку, начиная от семейного уклада «привыкнет к рукам», заканчивая свежим педагогическим страхом «детей не трогать вообще, мало ли кто что подумает».

Совет говорить «нет» родители обычно сразу радостно принимают за хороший, но я спрашиваю их: «А сами-то вы выдерживаете, когда ребёнок говорит вам „нет“?» «Ну что вы, нам нельзя, мы же родители…» А вот и не сработает ваш посыл! Как ребёнок научится отказывать, если его отказы в семье не принимались, не выдерживались? Послушный ребёнок — самый незащищённый.

4. Ребёнку надо объяснить, что он может рассказать родителям любой секрет

Это залог не только сексуальной безопасности, но безопасности вообще. Только важно не просто сказать, а всем своим видом показать, что вы корректно отреагируете. Когда мы опрашивали подростков, почему они скрывают информацию от родителей, самый частый ответ был вовсе не про страх наказания, а что мама расстроится, ей будет невыносимо.

Очень важно показать ребёнку, подростку, что вы не только не будете его ругать, но и не будете жалеть, а тем более уж охать и ахать. В трудную минуту ребёнку куда важнее чувствовать устойчивость в родителе, возможность опереться на него, получить сочувствие и присутствие.

5. Контроль — гарантия безопасности

Надо следить за тем, что ребёнок делает в интернете: вдруг ему напишет незнакомец? Конечно, хорошо, если вы проговорите заранее правила безопасности в сети, а ещё лучше — покажете, как добавлять в бан, какие есть правила переписки (не делай ничего, чего бы не делал в реальной жизни). На первых порах путешествуйте вместе с ним по сети. Следить за перепиской, читать её — недопустимо, потерянное доверие куда хуже скажется на безопасности, а вот искренне интересоваться жизнью ребёнка в сети и вне её нужно! Разговаривать о его увлечениях, рассуждать вместе с ним. Кстати, абсолютный запрет на встречу с виртуальным другом транслирует ребёнку ваше недоверие его миру. Встречаться можно, но на нейтральной территории и в присутствии родителей.

Любой совет должен быть полезен не просто в данном конкретном моменте, он должен формировать долгосрочную жизненную стратегию. Право уважать границы, понимать себя, ощущение тыла — то, что пригодится как основа безопасности на всю жизнь.

Базовое доверие: врачи, родители и не только

Базовое доверие: врачи, родители и не только

Больница – это всегда не сахар. И это не только про недуг, шрамы или просто анализы, не всегда удачно взятые. Это еще и про воспоминания из детства, травматичный опыт, иной, чем дома, контакт с родителями. Многие проблемы самооценки, общения, осознания своей телесности родом оттуда. И риск уязвимости во многих сложных ситуациях – тоже.

Текст: Анастасия Муравьева (Беренова), психолог, художник, директор семейного центра «Дарина» для журнала «Шпаргалка»

Обойти темную сторону больниц может грамотный и адекватный альянс ребенок-родитель-врач. Поделюсь своими наблюдениями о том, какие проблемы несет в себе посещение медицинских центров и как этого избежать.

Первое – это нарушение границ. Прежде всего, буквально – границы тела первыми «попадают под удар» — осмотры, уколы…. В тело помещают какие-то незнакомые предметы. Недаром, увы, по шкале оценки глубины травматичного опыта медицинские манипуляции недалеко ушли от насилия. Любой страх за свое тело – страх за себя, свою целостность, и чем ребенок младше, тем этот страх больше.

Психологические границы – умение сказать нет, право выбора, понимание, что происходит – нарушаются не меньше. Это оценка эмоций. «Что ты плачешь, как девчонка», «Такой большой, а трусишь». Или: «Какой у вас ребенок неуправляемый, что вы, договориться не можете?». Конечно, это не про всех врачей, это срез культуры больниц. Что делать? Проговаривать заранее, объяснять, что будет больно, зачем это надо и что мама – рядом. Я прошу врача спросить разрешения у дочки, а можно ли у нее взять кровь из пальца? Этот, кажущийся бредом, принцип лежит в основе формирования телесных границ. Врачи, хоть и удивляются, но соглашаются со мной.

Второй момент – когда ребенок длительное время находится в стационаре. Это уже не просто нарушение границ, это и зависимость от других, и тотальный контроль, в том числе над физиологическими процессами тела. Что есть, пить, куда идти и что делать. Это начало сценария жизни, когда нет попыток изменить обстоятельства, потому что они сильнее. Или наоборот, жизнь – как открытый и явный протест.

К этому добавляется социальная изоляция, когда сверстники остались далеко. И хорошо, что только сверстники – сейчас мамы могут находиться в больнице вместе с детьми.

Я в меньшей степени верю во вторичную выгоду от болезни, когда ребенок болеет ради получения любви и тепла, хотя и об этом можно прочитать в статьях по психологии. Вывод тут может быть только один – любить ребенка и быть рядом в любом его состоянии.

Аспекты больниц часто невозможно исключить и минимизировать, важно вовремя поддержать, а после – помогать восстанавливать самоконтроль и управление ситуацией. Давать возможности выбора, которые вернут собственное мнение – куда идти, с кем, что делать и даже какую кофту надеть. Проявлять уважение к границам и праву на «нет». Это надо написать большими буквами – дети, умеющие сказать «нет», по жизни более удачливые, вероятность попадания их в плохие компании, ситуации манипуляции и насилия в разы меньше. И, конечно, традиционное — тепло, любовь, поддержка. До, после и во время болезни. Покажите, что общественное мнение гораздо менее значимо, чем ребенок и его переживания. Не только, когда он плачет или волнуется в больнице. ВСЕГДА.

А вот следующий момент могут изменить все или почти все родители. Его называют «эмоциональное предательство» и относится он не к медицине, а к нашему контакту с ребенком. Почему мы говорим, что «точно не будет больно» и «врач только посмотрит»? Может, думаем, что так ребенок меньше испугается. Может, убеждаем в этом себя. В самом крайнем своем выражении эмоциональное предательство – убеждение ребенка уже после процедуры, что «больно-то не было». Вот это абсолютно недопустимо, этим мы разрушаем связь эмоций, тела и разума. Это обман, и у ребенка возникает ощущение предательства, разрушается доверие к близким людям.

Мы, конечно, не можем снизить болезненные ощущения. Или изменить всю систему здравоохранения. Но минимизировать или, в идеале, исключить травматический опыт – можем.

Что делать?

1. Говорить правду. Объяснять, что запланирован прием у врача, что сейчас будет происходить, как долго продлится лечение или это плановое обследование. Ребенок также должен знать, чем он болеет. В идеале – врач должен спросить разрешение у пациента и рассказать что произойдет.

2. Ребенок должен знать о процедуре заранее. Лучше долго уговаривать до кабинета, чем устроить «внезапно».

3. По возможности, быть рядом. Уметь защищать границы ребенка. Да, дети плачут, сопротивляются и защищают себя. В таких случаях важно встать на сторону ребенка. Если возможен выбор – его дать. Если такой возможности нет, то предложить право выбора после – куда пойти потом, что читать в ожидании.

4. Важно относиться к больному ребенку так же, как и к здоровому. Конечно, ему нужно больше тепла, больше внимания, но покажите, что любите его не зависимо от состояния.

5. Отдельная история – болезни и операции в младенчестве. Когда ребенок вырастет, важно рассказать, что с ним было – часто неосознаваемые страхи и особенности развития родом из детства. Особняком стоят, как травмирующие факторы, сложные операции, длительные болезни с переживаниями, разлуками, сказавшиеся на всей семье, а еще – медицинские манипуляции в области половых органов. Возможно, в таком случае может понадобиться поддержка психолога или программа реабилитации.

Ну и самое главное. Об уважении к пациенту, ребенку, о том, как важно базовое доверие и как много всего хранит наше тело – об этом сейчас стали говорить, думать, проживать. Это прекрасное начало пути к себе и доверию к миру.

НАУКА ОТПУСКАТЬ

НАУКА ОТПУСКАТЬ

 Конечно, во фразе о внуках есть доля сарказма, но тенденция налицо: дети все меньше и меньше хотят уезжать от родителей. Что можно сделать уже сейчас нам, мамам и папам школьников, чтобы они выросли самостоятельными, и где эта мера?

Давайте рассмотрим разные возраста детей и истории, которые могут помочь сложить пазл «самостоятельность + ответственность».

Стоп, стоп! Эти два слова не всегда хороши в паре, и это ключевая ошибка отпускающих. Вот ребенку еще нет пяти лет. Он хочет что-то сделать сам, да хоть достать тарелку и положить на нее вкусняшки. Дзинь… тарелка летит на пол. Самостоятелен ли малыш? Да. Несет ли он ответственность? Нет. Важно ли ему давать хоть и ценой небольшого урона пробовать новое? Несомненно.

А если это школьник класса девятого и в ссоре с мамой он разбивает тарелку? Дзинь-дзинь, «да не буду я мыть вашу посуду, скучные предки».  Несет ли он ответственность? Конечно, и мера наказания и разрешения спора будет равна мере совершенного. После понимания – а что произошло? Может, это невыполнение обязанностей и договора, а может, действительно невозможность отвлечься на быт перед ЕГЭ.

Самостоятельность – то, что осваивается постепенно в разных вещах – формирование границ и право ими управлять (закрыть комнату, например, иметь тайну переписки), права на «нет» и «да» в равной степени, право выбора (да, начиная с выбора, какое платье надеть на утренник в садике). И все это в идеале увеличивается год от года.

Увеличиваем самостоятельность – начинаем формировать ответственность. Шаг за шагом. Хочешь гулять один? Научись ответственно относиться ко времени и отзваниваться вовремя. Хочешь доверительных отношений – вноси и свой вклад в отношения. Да! Подростки вполне могут отдавать себе отчет в том, что хамить, например, недопустимо, кроме крайне исключительных случаев (честно говоря, не могу найти такие примеры, но допускаю, что они могут быть в 0,1% случаев). Это миф, что за отношения отвечает родитель. С определенного возраста – это обоюдный «танец».

Вот так, рука об руку, формируется жизненный фундамент, который поможет стать независимым. И неудобным…

Удобный ребенок – очень и очень тяжело для него самого. Раньше было так: удобные дети из авторитарных семей устраивали бунт и уезжали в конце концов, порвав с родственниками. Когда ребенок рассказывает все и абсолютно слушается – это так же опасно, как ребенок-бунтарь: здоровый бунт полезнее, чем послушание, опять же, из-за умения выставить границы.

Сейчас все лучше и хуже одновременно.

Это новый парадокс нашего времени: часто семьи настолько хороши (в них доверяют друг другу, мама и папа – лучшие друзья), что бунтовать совершенно бессмысленно. Многие говорят о том, что впервые родители и дети настолько на одной волне. И это прекрасно. Но говорят и о другом: дети не хотят отделяться от родителей. Никогда. Ни в 20 лет, ни в 30.

Мое же мнение такое: дружить с ребенком и выстраивать доверительные отношения можно и нужно. При этом – выставляя границы. Но, в конце концов, быть плохим родителем, который сам отселил, сам заставил подрабатывать, не так уж и страшно. Нельзя полностью изолировать ребенка от переживаний, везде усматривая травму, важнее научить с ними справляться. Увы, слово «травма» сейчас порой дискредитировано частым использованием…

Ну, и напоследок. Важно не только подготовить ребенка ко взрослой самостоятельной жизни, но и суметь самому его отпустить. Вот несколько правил для родителей.

-Имейте свои, вне родительства, интересы: танцы, кино, живопись, походы. Что угодно. У вас точно должна быть своя жизнь вне истории ребенка. Та, которая интересна вам. Ребенок не должен заполнять пустоту в душе.

-Не бойтесь травмировать ребенка тем, что выставляете границы – в том числе вы не всегда обязаны быть рядом с ним. Но, конечно, ваша задача – дать важный совет и поддержать.

-Расслабьтесь – подросток все равно все сделает наоборот. И чем больше мы этому сопротивляемся, тем его сопротивление сильнее. Попробуйте лучше вникнуть в его интересы. Например, если он любит аниме, не стоит бояться и запрещать – посмотрите с ним вместе действительно качественный контент из японских мультиков.

-Дети не наша улучшенная копия. Если вы сравниваете их с собой – это приведет только к переживаниям. Спросите своего критика – а что меня так волнует? Общественное мнение, страх будущего, нереализованные мечты, личные принципы успеха? Полезно проработать волнение.

-Часто истории успеха не линейны. Прочитайте про профессии будущего, про задачи нового времени, смену профессий, многозадачность, принципы современного бизнеса «хороший человек – тоже профессия».  Формируйте у ребенка широкий взгляд на мир и критическое мышление – с прокачанными навыками будущего и отпустить не страшно. Да и вы перестанете тревожиться после сбора информации.

-Самый большой страх отпускания – «вдруг ему будет плохо». Увы, мы не всегда можем влиять на выбор, а если и можем – это не всегда гарантия счастья. Вместо стремления к гарантированному счастью дайте навык справляться с трудностями и выдерживать горе. Гарантий нет, жизнь каждого – это его выбор плюс внешние факторы. Ни то, ни то от нас в определенный момент не будет зависеть.

 

Текст: Анастасия Беренова, психолог, эксперт по безопасности

Где взять силы на учебу?

Где взять силы на учебу?

 Первое что сказала моя дочь в первом классе: в школе скучно. И поэтому я ничего не хочу.
У дочери прекрасный учитель и хорошая школа. Нет, у меня не супер развитый ребенок. Более того, ее до сих пор больше интересует игра, чем учеба. А из игр — те, в которых больше бегают, оттого она очень грустит, что девочкам неудобно в форме гонять в футбол. Вот мальчикам после уроков – это да. Еще ей очень тяжело 40 минут находиться в одной позе. Да и я, взрослая и чувствующая свое тело, тут не на стороне системы. Все мои уже взрослые учебы на психолога проходили в комфортной обстановке – не парты, а подушки и коврики, не затылком друг к другу, а в кругу. И первое, что важно поддержать в школе – это тело. Основной ресурс. Высыпаться. Очень тяжело нашей совиной семье. Спасает то, что вечерами мы обычно на работе, а Аня на тренировках, так что вечером все рады уснуть. Второе – еда и питьевой режим. Нет кулера в классе – выдавайте бутылочку с водой. Обговорите с учителем возможность пить на уроке, если захотелось. Школа, в конце концов, не казарма, терпеть дискомфорт нельзя. Я еще добавляю сюда одежду из натуральных тканей, рацион с фруктами и перекусы с собой – ну не могу уговорить дочь есть в школе. И не могу врать, что это вкусно. А поскольку у нас в семье есть правило не привыкать, а искать решение, пришлось продумать перекусы. Казалось бы, простые вещи, но ресурсы из ниоткуда не берутся. Все выбранные секции должны быть комфортны. Мы однажды обожглись на профессиональном спорте, с тех пор тренерам заранее и уверенно обозначаю, что с моей точки зрения считается большой нагрузкой, терпимой и недопустимой. Так что первый шаг сделан – баланс физической нагрузки, режима и еды. А дальше — пора учить уроки. И тут я слышу: «НЕ ХОЧУ!». И если первоклашку хоть как-то можно замотивировать, то что делать с подростками? Да и откуда в семье лишние 3-4 часа для разбора полетов, когда гораздо важнее выстроить доверительные отношения и создать историю успеха ребенку? И вот тут давайте отвлечемся от уроков и поговорим об этой истории успеха. Особенно это актуально для тех, кто в школе не успевает, не может усвоить программу или не вписывается в систему. У нас повелось, что ум – есть ценность. И не просто ум, а выраженное в виде оценок в школе признание правильности действия. И не более того, кстати. Поэтому заводим основное правило. Вычисляем то, что у ребенка лучше всего получается и развиваем. Это может быть что-то совершенно не связанное со школой и с интеллектуальной работой – готовка еды, хэндмейд, проявление человеческих качеств (общительность или доброта, например). И ищем применение талантам. Станет он поваром или нет – вопрос другой, а вот историю успеха проживет. И если поваром станет, потому что захочет – это прекрасно. Важно находить и применение монетизации человеческих качеств, покажите примером, как они помогают вам в профессии. Психологу, например, важно не только уметь решать профессиональные задачи, но и быть человеком – например, уметь общаться, проявлять доброту. И что немаловажно – искренне. Или взять чтение – читать люблю, но то, как преподают литературу в школе, вызывает оторопь. Поговорите об этом, подберите интересные с точки зрения ребенка книги, возможно даже согласуйте их со знакомыми филологами и журналистами. Посмотрите, где в городе есть литературные, журналистские, поэтические кружки. Надо искать, как развивать интерес. Как создавать ситуацию, когда от любимого занятия начинает «переть». Это и есть ресурсные состояния. И тут-то самое непростое – а если не хочу? Вот читать хочу, а физика и химия совершенно не входят в мои планы по счастью. А ведь есть и вездесущее «надо». Лично я бы посоветовала все равно заинтересовать. Не идет математика, а как с логическими задачками? Химия вызывает отвращение, а как тебе научные шоу или фильмы BBC? Искать ключик к любому предмету. Подключить взрослых, увлеченных этой наукой, благо сейчас много открытых встреч. Найдите пример применения этого предмета в профессии. Например, хорошему психологу нужно знать и физиологию, и теорию популяций, и математику (если не верите, посмотрите труды Неша по экономике и их прикладное применение в психологии), и классическую литературу. Поговорите, о том, что профессии будущего будут опираться на междисциплинарные вещи. Тут вам в помощь сайт профессий будущего Склоково, можно зайти на сайты мировых центров науки и образования, у Британского центра дизайна, например, прекрасный сайт. Если и дальше домашнее задание висит мертвым грузом – увы, тут я теряю нить мотивации. Объяснить ребенку, что школьные знания по нелюбимому предмету пригодились, я не могу. Мне в работе когда-то и знания по геометрии пригодились, но я же их сама добывала, а из школы вышла с отвращением к предмету, и вот тут я не могу сказать «надо». Кому надо? Пугать ЕГЭ – не мой вариант, заставлять учиться – тоже. Пусть мне как родителю останутся силы признать право ребенка на не делать то, что не хочет. Это сложно. Но пусть останутся силы и вдохновение жить и делать то, что хочется, от чего «прет», что надо изучать увлеченно, углубленно и возможно всю жизнь. Особенно важно не перегнуть палку с «надо» в подростковом возрасте, когда нужна поддержка в переживаниях и изменениях. Помню, мне тоже не хватало живого общения, вместо перемалывания успеха или неуспеха в школе. Часто за неприятием к предмету стоит конфликт с учителем. Поговорите об этом. Возможно, придется сходить в школу и поговорить с учителем, вы – родитель и пускать некоторые ситуации на самотек не стоит, иногда поддержка важнее, чем натужное «сам сможешь». Причиной нежелания учиться и снижением внимания в подростковом возрасте могут быть попросту физиологические изменения. Если ребенок резко вырос – тоже. Проконсультируйтесь со врачами, не пытайтесь все вопросы решать у психолога. Грамотный психолог не бросается решать вопросы невролога и психиатра, и тем более гормональных изменений. Иногда важно посетить кардиолога или эндокринолога. А еще не забывайте, что подростковый протест — это часть здорового развития. Что школа – это часть жизни, а не вся жизнь. И что немаловажно – необязательная. Если стало совсем тяжело, поищите примеры домашнего образования. Или другой школы, если идет конфликт с системой в конкретном учебном заведении. Или экстерната. Вариантов – масса. Помните, что успешными и счастливыми вырастают не те, кто все делает правильно, а увлеченные, упрямые в своем выборе и умеющие делать свой выбор, умеющие хотеть. И сохранившие теплые отношения с родителями
В чем подвох позитивного мышления: как не попасться на крючок

В чем подвох позитивного мышления: как не попасться на крючок

«Искусственное позитивное мышление — опасная ловушка! Успех не для каждого. Всё хорошо не будет. Конкуренты, кризисы, стагнации — будут. Но жизнь продолжается». Колонка Анастасии Береновой для DK.RU.

Обучение, постоянный рост — с этим всё понятно. Мне тоже в соцсетях ежедневно пачками шлют приглашения, куда пойти обучится супер-продажам в бизнес. Да и книги на полках магазинах зазывают к успеху.

Оп! Это самая опасная ловушка — искусственное позитивное мышление.

Увы. И это не только потому, что в стране кризис. И не потому что книги к нам приходят заморские.

Большинство предпринимателей в малом бизнесе — попросту одели выдуманные социальные маски. Оттого и тяжело. Кризис все только усугубил и обнажил — улыбаться все сложнее и натужнее. Идея стопроцентного успеха все иллюзорнее.

А теперь что происходит?

Важно прежде всего понять — гарантии успеха нет. Почти все выросли и жили, открывали свои фирмы и устраивались по найму с одной идей — быть лучшим. Добиться. Обязательно. Читали книги и верили, что волшебный пендель делает свое дело, а внутренний моторчик гарантированно приведет к успеху. Главное — не выключать. Мы читаем истории чужого успеха, где автор работает по 25 часов в сутки и киваем — да, бизнес — это забег.

И тут я спрашиваю: а что будет, если не добежите? Что, если не добьетесь? Стрес и неприятие этого настолько велики, что голова будет убеждать до последнего: мол, всё хорошо. Да, да, я слышала — позитивное мышление, если улыбаться, проблема решится. Сладкий крючок — все должно быть хорошо. Все отлично.

Привет, скрытая депрессия! А она ведь самая тяжелая…

Пора взрослеть. Успех не для каждого. Всё хорошо не будет. Конкуренты, кризисы, стагнации — будут. Но жизнь продолжается!

В основе всех почти неудач лежат психологические установки. Нет, не недостаток знаний, это пожалуй косвенное — психологический зрелый человек не полезет в незнакомую сферу бизнеса, потому что «все побежали».

Я делю эти установки на три части:

1. «Крокодил не ловится». Всё сделано по плану, денег вложено достаточно. А не получается. Начинаем разбираться: в головах участников моего тренинга — от полумистической установки «деньги — это опасность (зло)», которая в исторических реалиях вложена в каждого первого, — до нескольких более изощренных.

Например, мама любит только хорошего. С пятерками. За успехи. Страх неуспеха так глобален, что вытесняет все разумные аргументы. Вот он — корень нашего стремления быть на коне — получить любовь. Вечная гонка за придуманным. Родом из детства и иные установки: «я не имею право», «мои желания не важны», «все вон что умеют, а ты». Про хорошо и плохо, про можно и нельзя…

Часто за маской успешного взрослого — плачущий ребенок. Какой там бизнес!

Важное убеждение на этом этапе — ценности себя, принятия и доверия. Я у себя останусь, даже если фирма закроется.

И взросления — чтобы принимать правду не как катастрофу.

2. «Жить по мечте». Спрашиваю у группы: а кто какое дело хочет открыть или уже владеет? Почему выбрали эту нишу? Большинство посмотрели на успех конкурентов, которые уже открылись. Часть — потому что модно иметь свое дело (да, да, эта идея важности быть успешным не дает покоя).

Как ни банально: выигрывают те, кто шел за идей. Вдохновленный. Вспомните, как мечтали о новых профессиях в детстве, как светились глаза! У мечтателей в бизнесе есть слабая сторона — они часто считают, что прибыль — это очень очень второстепенно. Но если есть готовность проработать эти установки — выигрыш будет за ними!

И не только потому, что они — кипящий котел идей. Потому что человек, имеющий мечту, цель, философию опирается на свои ценности. Не оглядывается, у кого что повторить или что правильно. Или из детской памяти — что одобрит мама. А что хочет. Мне ценно моё. И вспоминать свои мечты — безумные и смелые, наивные и смешные — их ресурс и силу напарвлять в новые проекты. Отличный рецепт от зависти и от мечты о первом месте. Мечтать важно о своём. Ценном.

3. Взросление. Взросление. Взросление. Мир денег и дел — мир взрослых. Тут свои законы. Никто не будет требовать послушания. Но нужна честность — называть своими именами. Если нужно — просить о помощи. Признавать, когда тяжело. Слышать «внутренних саботажников». Ах, да, позитивное мышление — говорит о том, если себя заставлять и не лениться, то их не будет. Будет. Будет просто разовое выгорание, депрессия или иной финал. Лень, столь осуждаемая в обществе — всего лишь защитный механизм. Слышать и слушать свое тело, доверять ему, а не книгам об успехе. Поддерживать. Всякие телесные практики — вроде йоги ли восточных гимнастик — в помощь.

Запомните: не бывает работы как в механизме. Взлеты и падения неизбежны. Спад интереса к работе временами тоже. Это нормально. Важно доверять себе и не довести процесс до точки, когда он захватит себя. Банально — режим труда и отдыха, где не работа ради работы, а ради жизни.

4. И все же, если случился провал, банкротство, проблемы. Что делать? Для начала — признать. Назвать вещи своими именами. Да, своими. Не «конец света», но и не «все хорошо». Да, плохому тоже есть место. Да, плакать, быть слабым и неуспешным — нормально. Ненормально — с седьмого этажа из-за этого прыгать. Или пить, хотя, увы — в России привычно. Не ругать себя.

Нет гарантий что получится что-то иное (а во взрослом мире гарантий нет). В такие моменты поддерживают три слова — принятие, доверие и достаточно.

Принять. Значит назвать вещи своими именами. Проявить все эмоции — от слез и гнева до радости.

Доверять — значит жить здесь и сейчас, с благодарностью к себе за сделанную работу.
Достаточно радоваться каждому дню. Маленьким деталям, природе и книгам, друзьям и семье. Мир огромный и разный. В нем всегда можно найти место для улыбки — даже если в делах проблемы.