Если хочешь быть здоров — защищайся: как устроена школа самообороны для детей

Если хочешь быть здоров — защищайся: как устроена школа самообороны для детей

Если хочешь быть здоров — защищайся

«Были ситуации, когда мамы запрещают дочкам посещать наши занятия только потому, что преподаватель – мужчина»

  • Максим Беренов, будучи подростком, рос в одном из самых опасных районов Екатеринбурга – на Уралмаше. По фотокопиям книги японского мастера Масатоши Накаяма изучил несколько приёмов карате – и это не раз пригодилось ему в жизни. А позже из увлечения единоборствами вырос и его бизнес — «Клуб умной безопасности» для детей и подростков. О том, как заработать на обучении детей самообороне, Максим Беренов рассказал порталу Biz360.ru.
Досье

Максим Беренов, 45 лет, предприниматель из Екатеринбурга, основатель  «Клуба умной безопасности», президент Уральской федерации пластичных единоборств и фехтования. Прошёл обучение рукопашному бою и филиппинским боевым искусствам. Был учителем ОБЖ в общеобразовательной школе, с 1997 года преподаёт боевые искусства, с 2011 года — собственный курс «Безопасность ребёнка и подростка», на основе которого в 2016 году открыл «Клуб умной безопасности». Проект работает в Екатеринбурге и двух городах Свердловской области.

 

Самооборона для себя и для других

Для Максима Беренова путь к его проекту «Клуб умной безопасности» начался в далёкие 80-е годы в микрорайоне Уралмаш Екатеринбурга. В то время уличная преступность там, по его словам, просто зашкаливала. А боевые единоборства, с помощью которых можно было противостоять уличным агрессорам, находились под негласным запретом.

Однако это не помешало подростку изучить фотокопии страниц книги «Динамика карате» японского мастера Масатоши Накаяма. С этого началось увлечение Максима единоборствами, а поставленный по книжке удар несколько раз выручал его.

После вуза он обучался боевым искусствам, которые перестали быть запрещёнными, а с 1997 года начал преподавать их в родном городе. К 2000 году Максим создал авторский курс «Безопасность женщин», в котором основной упор делался не только на боевые приёмы, но и на поведение человека. В частности, ученицам предлагалось изучать психологию конфликта, словесную самозащиту и виктимологию (раздел криминологии об особенностях поведения жертвы – прим. редакции). В разработке курса помогали сотрудники МВД, часть из которых обучалась у Максима.

В 2000 году, когда стартовал курс по самообороне для женщин, информацию о наборе на него развешивали на остановках общественного транспорта. Кроме того про него рассказывали в телепередаче «Путь воина-Урал». Всё это позволило набрать первых слушательниц курса. Затем заработало сарафанное радио, приводившее новых учениц. Проект удачно развивался на протяжении 10 лет, а потом с ним произошла неожиданная трансформация.

Фокус на обучении детей

В 2011 году ученики и ученицы Максима Беренова стали просить его разработать курс безопасности для их детей. В него вошли следующие темы: безопасность на улице и дома, в сети, в коллективе, с животными. Версия для подростков включала кроме этого темы наркотиков и сексуальной безопасности.

Собственные курсы безопасности Максим вёл самостоятельно. Летом 2015 года он вместе с женой Анастасией решил попробовать провести летний лагерь для детей. Идея родилась спонтанно. У Максима был опыт проведения спортивных сборов, а у Анастасии — городских лагерей. На странице в Facebook они объявили о наборе в свой лагерь.

«Я преклоняюсь перед теми родителями, которые поверили в нас и отправили с нами детей. Мы арендовали турбазу, совковую до ужаса, но по неопытности не смогли найти что-то лучше. Самым ужасным стало то, что из-за проблем собственника в лагерь не поступало электричество. Нам пришлось решать эту проблему самостоятельно. Это навсегда отбило у нас желание работать с турбазами», — вспоминает Максим.

Во время лагерной смены для детей проводились уроки самообороны, творческие занятия и вечерний костёр с песнями. Стоимость участия – 9 тысяч за 5 дней (сейчас 13 тысяч за 7 дней). Прибыль от этой смены составила около 60 тысяч рублей.

В лагере создатель курса «Безопасность ребёнка» увидел живой интерес детей к выдаваемой им информации. Вернувшись в Екатеринбург, он стал готовиться к открытию «Клуба умной безопасности», ориентированного, в первую очередь, на детей и подростков.

Собственный клуб

Подготовка к открытию собственного проекта началась с поиска подходящего помещения. В качестве локации искали такой район, куда будущие ученики могли бы легко доехать из любой части Екатеринбурга. В итоге остановили выбор на помещении в районе южного автовокзала.

Первоначальные вложения в «Клуб умной безопасности» составили 16 тысяч рублей — именно столько стоила месячная аренда зала площадью 30 квадратных метров. В оснащение вложились по минимуму, частично использовали оборудование, оставшееся от сети детских центров, которыми раньше владела Анастасия Беренова. Самое главное в зале единоборств – покрытие татами и система защиты для учеников: наколенники, налокотники, мягкие палки. Это оборудование было у Максима, преподававшего курсы безопасности и ранее.

«В первый год мы так увлекли своими занятиями детей, что они готовы были ездить к нам даже в помещение с голыми стенами», — уверяет Максим Беренов.

Первыми учениками «Клуба умной безопасности» стали дети и подростки, побывавшие в летнем лагере. Остальных искали через знакомых и друзей, рассказывая им о наборе в проект. Свою роль сыграли посты в соцсетях, в которых подробно рассказывалось о содержании обучающего курса. Кроме этого помогал привлекать клиентов и личный бренд основателя «Клуба умной безопасности». Максим Беренов несколько раз был организатором фестивалей пластичных единоборств в Екатеринбурге, публиковал в СМИ статьи о безопасности и конкретных правилах поведения.

Как всё устроено

Сегодня «Клуб умной безопасности» предлагает несколько форматов обучения. Проводятся курсы по безопасности и самообороне в клубе и образовательных школах, лекции на эту же тематику, выездные лагеря, тренировки по разным видам боевых искусств.

Лекции стоят от 500 до 1000 рублей с человека, выездной мастер-класс — 300 рублей, месячный абонемент в клубе – 1600 рублей (4 занятия), разовое занятие – 450 рублей.

«Разовое занятие должно длиться не менее полутора часов. Меньше нельзя, потому что иначе не отработать практически навыки. Если мы говорим, что на улице надо учиться обращаться за помощью, то отрабатываем это в формате игры. Если рассказываем, как отвечать и реагировать на угрозы, отрабатываем это в диалоге», — рассказывает Максим.

Недавно появились и творческие занятия с режиссёром и издателем. Через творчество дети и подростки учатся решать свои проблемы – пишут книги или ставят спектакли по актуальным для них темам.

В клубе помимо инструкторов по безопасности работают психологи и юристы. Они помогают разобрать сложную ситуацию в классе или отдельной семье, готовят для проекта статьи, выступают в лектории.

В «Клубе умной безопасности» занимаются дети в возрасте от 7 до 16 лет. Группы делятся по возрасту учеников. Чаще всего на курсы безопасности и самообороны приходят дети и подростки, которые самостоятельно добираются из дома до школы, имеют конфликты в классе или уже находятся в «острой ситуации» — например, подверглись нападению. При тяжёлом бэкграунде ученику помимо групповых занятий предлагают консультации с психологом.

Кроме детей «Клуб умной безопасности» работает и со взрослыми. Для педагогов школ разработана программа обучения по профилактике травли и действий в случае её возникновения, а для родителей – семинары о вопросах безопасности и разовые тренинги. Для педагогов из других регионов, желающих открыть аналогичный клуб, проводится обучение, его стоимость — от 25 тысяч рублей.

Летом клуб устраивает выездной лагерь или организовывает досуговую деятельность в Екатеринбурге – например, экскурсии по городу, включающие правила безопасности на улице. Эти мероприятия необходимы для того, чтобы привлекать новых клиентов и снизить затраты проекта в «низкий» сезон.

Экономика проекта

В клубе каждый месяц занимается около 50 детей. За лето лагерь обучает от 100 до 150 человек. «Клуб умной безопасности» 3-4 раза в год проводит платные лектории по заказу крупных компаний или организаций (например, вузов или органов опеки). Лектории приносят менее 5% дохода проекта, но хорошо работают на привлечение детей на другие направления.

«Сначала наши лекции были бесплатными, и людей, которые приходили на них, было мало. Как только мы ввели плату за вход, лекции приобрели для нашей аудитории дополнительную ценность», — анализирует Максим Беренов.

Он сам и психологи проекта проводят лекторий для учителей, направленный на профилактику травли детей в школах. Для таких лекций используют общественные площадки города – «Ельцин Центр» или конференц-зал «Точка кипения». Лекции бесплатные, но после них учителя приглашают в свои школы представителей «Клуба умной безопасности» уже для организации детских тренингов. Кроме этого такие мероприятия повышают уровень экспертности самого проекта.

Высокий уровень компетенции и заработанная репутация помогают проекту выделяться среди конкурентов. Их не так много в Екатеринбурге, и в основном они, по словам Максима Беренова, проводят тренинги для детей.

В проекте сейчас работают два инструктора. Они получают 50% от стоимости групповых занятий, которые проводят сами. К другим расходам «Клуба умной безопасности», помимо оплаты труда сотрудников, относятся арендная плата, коммунальные платежи и закупка оборудования.

Рекламного бюджета у проекта нет, потому что в нём нет необходимости. Реклама в соцсетях не кажется Максиму и Анастасии Береновым эффективной. Гораздо лучше на привлечение новых клиентов работают публикации в СМИ, которые готовят супруги

Всяческие сложности

К трудностям, с которыми пришлось столкнуться в собственном проекте, Максим Беренов относит непонимание со стороны родителей. Не все из них хотят, чтобы в школе представители «Клуба умной безопасности» рассказывали их ребёнку о преступниках и о возможной агрессии с их стороны. Некоторые родители считают, что не стоит учить ребёнка давать силовой отпор, так как это – насилие.

«Были и парадоксальные ситуации, когда мамы запрещают дочкам посещать наши занятия в школе только потому, что преподаватель – мужчина», — говорит Максим.

Сначала команду это огорчало, потом сотрудники стали думать, как объяснить ценность своего продукта таким родителям. В конце концов решили, что «Клуб умной безопасности» — это не для всех.

«Мы много говорим о самостоятельности и свободе как ценности, о том, как важно научиться думать и самому анализировать ситуацию. Но не все готовы это слышать. Тот же, кто готов прислушаться, будет с нами на одной волне. Вот оно нишевание в действии», — считает Максим.

К другим сложностям основатель «Клуба умной безопасности» относит организацию рабочего процесса. Долгое время Максим не решался искать себе помощников и был вынужден сам заниматься проведением тренировок, решением административных вопросов, работой над собственной книгой и написанием статей для СМИ.

«Обучив инструкторов и передав им часть групп, я высвободил время для стратегических задач – вебинаров, фильмов, книг и других печатных изданий. Это надо было сделать раньше. Даже сейчас, когда у меня есть помощники, рабочий график похож на схему работы небольшого завода: по две-три статьи в неделю, встречи, мониторинг, новые группы и новые подходы, выезды в школы…» — перечисляет Максим.

Что дальше

Сейчас занятий офлайн, которые проводит «Клуб умной безопасности» для подростков, по мнению Максима Беренова, уже недостаточно. Требуется онлайн-формат тренировок. Поэтому основатель проекта занят изданием книги и других продуктов, которые будут доступны онлайн. От тиражирования учебных фильмов решили категорически отказаться – всё-таки информация о приёмах самообороны должна передаваться из рук в руки.

Кроме этого проект будет масштабироваться за счёт открытия филиалов в других городах. Делать это планируется за счёт франшизы. Франшизу помогли разработать специалисты Областного фонда поддержки предпринимательства, где в акселераторе социальных проектов Береновы проходили обучение.

Предложение для франчайзи включает обязательное обучение инструкторов в партнёрских проектах, систему мониторинга, рекомендации по продвижениям. Стоимость франшизы – 50 тысяч рублей для городов с населением более 500 тысяч человек. Для малых городов предусмотрены скидки от 30% до 50%. Стоимость паушального взноса – 2500 рублей. Сейчас уже несколько франчайзи прошли обучение и готовятся к запуску проекта в Нижнем Тагиле и Каменск-Уральском.

«Я планирую постепенно отойти от занятий с детьми (для этого есть обученные тренеры) и начать продвижение франшизы. Думаю, что через год-два мы сосредоточимся на этом направлении», — заключает Максим.

 

«На своем интеллектуальном труде можно зарабатывать. Это не стыдно». Как издать книгу

«На своем интеллектуальном труде можно зарабатывать. Это не стыдно». Как издать книгу

«Первые продажи — самые сложные. Иногда надо закинуть денег самим, чтобы показать: «Эй! Книгу-то покупают!». Запрещенный прием, конечно, но нам удалось найти компромисс», — Анастасия Беренова для ДК

Историю «Клуба умной безопасности», где детей и подростков учат постоять за себя и в случае необходимость дать сдачи, причем как физически, так и морально, DK.RU рассказывал не так давно. Основатели компании Максим и Анастасия Береновы делились, что этим летом издали книгу «Безопасность ребенка и подростка. Жизнь без страха», где собран 20-летний опыт работы и откуда можно узнать, как думает и действует преступник, как он выбирает жертву, и как сделать так, чтобы ею не стать. Также в книге дан подробный разбор, как реагировать на различные типы психологического давления и словесной атаки — от угроз, крика и брани до манипуляций, бестактных вопросов и непрошенных советов. Кроме того, автор пишет о сексуальных угрозах, в том числе таких, которые не рассматривались ранее, и учит, как их минимизировать. Причем ряд рекомендаций идет вразрез с общепринятыми.

По словам Анастасии Береновой, предтечей типографской книги стал выпуск электронного издания — собрать материалы в рукопись пришлось спешно, по семейным обстоятельствам. Супругам понадобилась крупная сумма на лечение ребенка, и выход книги мог бы помочь. В итоге электронная версия получилась, Береновы объявили сбор средств: купи издание за 500 руб. и внеси деньги на операцию. Нужную сумму собрали таким образом за сутки. После к супругам стали обращаться за экспертным мнением, приглашать на эфиры телепередач. Тогда Береновы решили, что нужно обязательно выпустить книгу и на бумаге.

О том, зачем нужно публиковать книги в принципе, как это сделать с минимальными затратами без помощи издательств и какие подводные камни могут встретиться на пути, Анастасия Беренова рассказывает в авторской колонке на DK.RU.

«На своем интеллектуальном труде можно зарабатывать. Это не стыдно». Как издать книгу 1

Анастасия Беренова, сооснователь «Клуба умной безопасности»:

— Во-первых, издать книгу самим — это реально. Более того, это нужно. Конечно, можно ограничиться электронным вариантом, но поверьте, уже через год книга будет лежать в бесплатном доступе. Если распространение «безвозмездно даром» не входит в ваши планы, бумажный вариант имеет еще несколько других преимуществ. Первое: 19 экземпляров уходит в публичные библиотеки, книге присваивается номер, а такая книга — уже не самиздат, а серьезное подтверждение вашей квалификации.

Сейчас многие спорят: блог или книга? Зачем книга, если есть блог? Ни в коем случае не смешивайте смыслы этих продуктов. Книга — это показатель того, что у вас есть система. Блог — площадка для вовлечения. Не имея блога, сложно издать книгу и раскрутить ее самим.

Есть и еще один момент: ваш блог — это не ваш блог. Кто владелец социальных сетей? Вы никогда не знаете, какие настройки показа будут завтра. А книга — всегда ваш продукт.

Конечно, сейчас многие говорят о том, что наступает пора графоманства. Поэтому прежде чем издать книгу, убедитесь, что у нее есть читатели и она полезна. После выхода электронной версии своей книги в октябре-2018 мы собрали отзывы и даже показывали ее экспертам. С ними оказалось сложнее, чем мы думали — по детской безопасности экспертов почти нет! Конечно, мы показывали ее и родителям, и психологам, и педагогам, и детским писателям, собирая как советы, так и отзывы. В итоге поменяли пару небольших глав, но от концепции не отступили. Наоборот, решили просто поменять стиль продвижения.

Мы стали говорить честно: «Да, наша книга для новаторов, да, она может напугать тревожного родителя, да, многие советы вызывают оторопь у педагогов старой закалки. Но вы же хотите не только безопасности здесь и сейчас, а активной жизненной позиции ребенка? Поэтому не запретами и капсуляцией, а честными разговорами и спокойными беседами можно прийти к цели. Да, это сложнее и неудобнее. Да, придется снять белое пальто». Так выкристаллизовывался не только подход, но и способ продвижения. А разгромная рецензия педагога с огромным стажем о том, «что ребенок, узнав об опасностях, сам становится агрессором», перестала не только пугать, но и развеселила. Оказалось, идти против закоснелой системы не страшно, а интересно. И рядом будут единомышленники. Поэтому на этом этапе я посоветовала бы:

Во-первых, протестировать книгу в среде экспертов и читателей. Плюс определиться с целевой аудиторией. В нашем случае все родители или все педагоги — это не аудитория. Третье: нужно говорить и объяснять ценность книги, если тема нова, формировать спрос. Для этого мы придерживались двух принципов. Первый — никогда не играть на родительских страхах и не манипулировать ими. Это подло, хотя на начальных этапах развития выгодно — чем многие и пользуются, увы. И второе: не формировать решение об издании или неиздании книги, опираясь на фокус-группу родителей — это ошибка. Это все равно что истинность законов физики на фокус-группе проверять! Решение — дело эксперта.

Второй этап — дизайн и верстка, корректорская правка и согласование фото, если они есть. Тут важно определиться, кто и как будет готовить книгу к печати, как будут урегулированы авторские права фотографа, дизайнера, моделей. Можно обратиться в издательство, и если книга интересная, они сами подготовят рукопись. Можно всю издательскую работу взять на себя, тогда печать напрямую в типографии будет значительно дешевле. В нашем случае — в три раза! Но это не значит, что и в продаже книга должна быть дешевле — вы же считаете свой труд тоже.

«На своем интеллектуальном труде можно зарабатывать. Это не стыдно». Как издать книгу 2

Теперь остановлюсь на технических моментах. Нюансов здесь так много, что даже я, имея за плечами диплом книжного графика, не была готова к такому повороту. Вы знаете, например, что шрифты нужны либо бесплатные для коммерческого использования (если книга не издается как некоммерческий продукт), или их нужно купить? Такие вопросы — а их масса — в издательстве решает специально обученный человек. А когда делаешь книгу сам, приходится вникать во все. Но у самостоятельного издания есть, кроме экономии денег, и еще множество преимуществ. Так, авторские права остаются за вами — как эксклюзивные, так и лицензионные. Так как наша книга — это еще и часть франшизы. Этот момент был решающим.

Важно и то, что никто не будет редактировать текст так, чтобы это «хорошо звучало». Например, в работе с темой безопасности смещение акцентов недопустимо. И нам было важно, чтобы текст не трогали просто так.

Далее вы можете выбрать редактор, который удобнее. Некоторые книги возможно и реально верстать в Ridero, например. Но с нашими двумя сотнями иллюстраций, иконографикой (в общей сложности было вставлено 230 значков) и сложностями верстки вариантов не было — никаких любительских редакторов, только хардкор, точнее, InDesign. Если вы не знаете, как и что делать в этой программе, подключите команду, работа которой вам нравится. Кстати, помимо дизайнера и редактора очень нужен юрист. Урегулирование авторских прав — не так просто, как кажется. На словах эти вопросы не решают.

Где взять деньги

Если вы уверены, что книга нужна и полезна, а все технические моменты решены, осталась самая малость — найти деньги на издание. В нашем случае нужно было 300 тыс. руб. при тираже 1 тыс. экземпляров в твердой обложке и цветных иллюстрациях (в издательстве эта сумма доходила до 900 тыс.). Этап ценообразования — самый психологически болезненный. Потому что наверняка придет кто-то и скажет: «А книга-то дешевле должна стоить!», не посчитав, конечно, ваши вложения, а также расходы на транспорт, комиссию магазинов (если планируете сдавать в них) и другие траты.

Вот тут-то и понадобились все навыки, которым мы сами учим в книге — отстаивать свои границы и ценность. Да, у продукта стоимость складывается только из одной позиции — или его готовы купить за сумму, которая соответствует его ценности, или нет.

Глупо и ошибочно высчитывать стоимость, исходя из расходов. Тут вы или посчитаете свою работу «три рубля в час», или не учтете непредвиденных расходов. Более того, в одном из обсуждений цены на книгу я твердо поняла: как мы можем учить подростков, что важно ценить себя и свои границы, если будем в расчете стоимости продукта исходить не из ценности и значимости своей книги, а из того, что кто-то посчитал, будто это дорого?

Вот и важно силы потратить на разъяснение ценности, а не на споры и переживания о дороговизне. Единственное правило формирования цены на книгу — в среднем на интернет-площадках типа Ozon берется комиссия с продажи в размере 50%. Себестоимость просто не может быть ниже этой суммы. Ну, и второе правило: на своем интеллектуальном труде можно и нужно зарабатывать. Это не только не стыдно, но и действительно вдохновляет ваших читателей! Это, кстати, был еще один решающий момент за то, чтобы делать книгу самим — гонорары издательств совершенно не стимулировали к работе.

В итоге мы решили установить определенную цену на экземпляр и выставить книгу на продажу на платформу Planeta. Начались мои будни краудфандинга.

Теперь я честно могу сказать: я ненавижу краудфандинг! Это гораздо сложнее, чем кажется. Как видели это мы: книга классная, знания ценные, конечно, сейчас ее возьмут и купят. Тем более, в Екатеринбурге продажи нашей электронной книги били рекорды. Но не тут-то было!

Во-первых, ты выходишь за пределы своего региона и там тебя никто не знает. Это в родном городе ты эксперт по безопасности, а в других — совсем нет. В общем, смысл первого этапа краудфандинга — рассказать о себе, показать пользу продукта.

Второй момент, который надо проработать — это перепосты лидеров мнений. Запаситесь лекарством от стыда и пишите всем вашим знакомым и не очень — если у них много друзей, они имеют свою целевую аудиторию, смежную с вашей, или разделяют ваши ценности. Здесь лучший лайфхак — заранее подружиться и подарить книгу, пусть и напечатанную самим в «Копирусе». Так, нас поддержало НКО «Журавлик», опубликовав пост в группе «Травли нет», с ребятами я познакомилась еще в прошлом году. В тот день счетчик продаж впервые начал подпрыгивать. Но и не забывайте: если вам не отвечают — это тоже нормально, на это каждый имеет право. А действовать надо дальше!

Также лучше заранее приготовиться к волне критики — а наверняка будут и те, кто покрутит пальцем у виска. Нам писали, например, что мы «возрождаем Уралмаш 90-х», что «иллюстрации не нужны, я лучше знаю». «Не читал, но осуждаю» — такие будут всегда. Ищите «своих» людей и поддержку настоящих экспертов — как говорится, собака лает, караван идет.

Третий момент: первые продажи — самые сложные. Иногда надо закинуть денег самим, чтобы показать: «Эй! Книгу-то покупают!». Запрещенный прием, конечно, но нам удалось найти компромисс: многие наши ученики не хотели связываться с покупкой на Planeta, а приносили деньги наличкой. И я сама отправляла их на платформу. Ну, и последний момент — сбор средств. Это цель краудфандинга. Только ближе к концу я поняла важную вещь: вообще-то цель — не собрать всю сумму, а максимально информировать людей о своей книге. Вот так. В итоге мы собрали 70% от нужной суммы, остальное вкладывали сами. И это прекрасный результат.

Что еще важно знать на заключительных этапах? Planeta берет комиссию, ее важно заложить в расходы. Вы получите чуть меньше, зато выиграете на том, что люди охотнее купят книгу на известной платформе, чем у какого-то непонятного ИП. Кроме того, деньги идут долго. Мы отдали рукопись в типографию, внеся только аванс, и еще две недели ждали расчета с Planeta. Если у вас четкие сроки, очень важно учесть этот момент.

«На своем интеллектуальном труде можно зарабатывать. Это не стыдно». Как издать книгу 3

Резюмируя: издать книгу более чем реально. А потом наступает самый сложный этап — продать ее. Кроме экземпляров, которые у нас купили по предзаказу, есть те, что отправятся в магазины или будут рассылаться по заявкам с нашего сайта. А это значит, в офисе или квартире нужна небольшая кладовка, а в голове — план продвижения. Но это уже тема отдельной колонки.

Фото: Личный архив Анастасии и Максима Береновых

«4 суицида подростков за месяц — чудовищная цифра!». Как научить детей давать сдачи

«4 суицида подростков за месяц — чудовищная цифра!». Как научить детей давать сдачи

«Родители запрещали говорить с детьми о том, что человека можно бить для защиты. Мотивировали так: «Он же узнает, что такое насилие!». А как еще поступать в случае опасности, если бежать некуда?».

Крах, долги, лагерь

В середине 2000-х тренер по боевым искусствам Максим Беренов стал широко известен в Екатеринбурге: вел курсы личной безопасности, в том числе для женщин, где изучали не только боевые техники, но и психологию конфликта, виктимологию. Беренов провел в городе несколько крупных мероприятий, например, фестивали пластичных единоборств, в которых участвовало до 15 школ — от айкидо до капоэйры. А созданная Максимом Уральская федерация пластичных единоборств и фехтования привозила в Екатеринбург мировых звезд боевых искусств, зарубежных мастеров.

Меня показывали по телевизору, приглашали на радио. Подготовленные мной инструкторы вели занятия в разных районах города, и тогда я задумался о масштабировании бизнеса. Но мне очень не хватило чисто технических знаний о том, как вести дело, как его расширять. Я совершил ряд типичных ошибок, которые делают быстрорастущие компании. Потом грянул кризис 2008 г. и я остался без бизнеса, с долгами и большим разочарованием в самом себе, — вспоминает Максим Беренов.

СПРАВКА

 
Максим Беренов
В 1994-2000 гг. прошел обучение прикладному рукопашному бою УНИБОС (универсальная боевая система) по специализациям «Телоохрана» и «Скоростной бой на уничтожение» непосредственно у создателя УНИБОС Александра Медведева в Москве.
В 2002-2006 гг. прошел обучение филиппинским боевым искусствам у Александра Фурунжиева. Участвовал в семинарах грандмастеров Чин Фан Сён (учитель боевого искусства Илицюань), Дитера Кнуттеля (седьмой дан филиппинского боевого искусства Модерн Арнис), Даниэля Мумбаки Форонда (грандмастер боевого искусства Филиппин Пекити Тирсиа).
Преподает боевые искусства с 1997 г. Автор курса «Безопасность женщины» (с 2000 г.) и курса «Безопасность ребенка и подростка» (с 2011 г.).
 

Позже он встретил свою будущую жену Анастасию. Она тоже вела собственный бизнес — развивала сеть детских садов «Дарина». По словам девушки, все началось с того, что после окончания архитектурной академии она совсем немного поработала по специальности и открыла детскую художественную школу. Тех знаний, которые дал вуз, оказалось достаточно для управления бизнесом. После развитие в детской сфере Анастасия продолжала, и довольно успешно, однако знакомство с Максимом совпало с периодом тяжелого развода.

Тогда накатившая депрессия обнулила все созданное за почти шесть лет. В 2015 г. я закрыла свои центры — не просто, а с кассовыми разрывами. И еще все лето раздавала долги, — говорит Анастасия Беренова.

И добавляет: Клуб умной безопасности появился, когда пара поняла — жить им не на что. Решено было использовать свой прежний опыт и набрать детский лагерь — кинули клич в «Фейсбуке», приехали на турбазу, договорились, внесли аванс и начали набор.

Это была совершенно сумасшедшая идея, — вспоминает Анастасия. — У нас не было вообще никакой готовности, только внутренний драйв. Конечно, у меня был за плечами опыт проведения городских лагерей, а у Максима — спортивных сборов. Но идея была все же авантюрной. И я преклоняюсь перед теми родителями, которые поверили в нас, отправили с нами своих детей. Бытовые условия на арендованной турбазе были ужасные, там было много бытовых приключений: например, отключили свет, не было воды и нормальных туалетов.

Детский лагерь

Тренировка по боевым искусствам

Впрочем, вопреки всем неудобствам, детям лагерь Береновых понравился. Во время смен Максим проводил занятия в рамках авторского курса «Безопасность ребенка и подростка», который разработал еще в 2011 г. Он поясняет: годы занятий боевыми искусствами и тренерской работы дали понимание: умение драться — еще не навык безопасного поведения.

Беренов начал собирать всю имеющуюся информацию о настоящей безопасности, чтобы суметь защитить себя без кулаков. Максим разговаривал с офицерами МВД: оперативниками, службой ППС, инспекцией по делам несовершеннолетних, плюс собирал истории своих учеников, уже имевших проблемы — об ограблениях, изнасилованиях, травле и т. д. В итоге тренер пришел к парадоксальному выводу: то, что наполняет сейчас информационное поле, — это мифы. Безопасность строится по совершенно другим законам, и Максим говорит, что сумел их выявить.

Я не ожидал, что к сбору этой информации подключатся и люди, находившиеся по другую сторону закона. Им тоже хотелось кому-то помочь. Так сформировался совершенно уникальный курс безопасности. Главным было знание о том, как думает преступник, как он выбирает жертву, и как сделать так, чтобы он тебя этой жертвой не выбрал. А самое главное — знание о том, как чувствовать, видеть себя, общаться с другими людьми, чтобы тебя жертвой не воспринимали и не делали. Это уже была школа не боевого искусства, а школа жизни. Эти знания не раз помогали людям, — рассказывает Максим Беренов.

«Он же узнает, что такое насилие!»

После лагеря Береновы стали искать помещение, чтобы продолжать занятия с детьми — уже в формате собственного Клуба умной безопасности. Вариантов было немного, потому что к локации ставили жесткие требования: во-первых нужен был район, куда дети смогут легко приехать самостоятельно, во-вторых — удобная парковка на случай, если другие ребята приедут с родителями.

С остальным было проще, вспоминает Анастасия: оснащение помещения оказалось делом несложным — часть мебели девушка привезла из своих закрывшихся центров, часть оборудования докупали или делали сами. Главное в школе — это покрытие татами и система защиты, которую сконструировал сам Максим: наколенники, налокотники, мягкие палки и пр. Такое оборудование не купить — Беренов ставит завышенные требования к качеству: нужно, чтобы защиту невозможно было пробить.

Но самое главное, говорят супруги, то, что в первый год им удалось так увлечь детей своими занятиями, что они были готовы ездить даже в помещение с голыми стенами. Поэтому на первых порах вложиться пришлось только в аренду 30-метрового зала со скромным ценником в 16,2 тыс. руб. в месяц.

Я и сейчас убеждена: если вы делаете ставку на помещение, вы уже проиграли. К вам должны хотеть приехать хоть в чистое поле. Только так можно действительно быть уверенным в качестве. Конечно, хорошее помещение лучше, но делать ставку на него, на место, на упаковку — заранее проигрышная идея. Любой, кто откроется рядом с чуть более красивой вывеской, — ваш конкурент. А конкурировать, когда к тебе идут на личность — невозможно, это уже другие правила, человечные, — комментирует Анастасия Беренова.

СПРАВКА DK.RU

 
Анастасия Беренова
Образование: УралГАХА (специальности «Книжная графика» и «Архитектор»)
В 2010 г. прошла курс «Начни свое дело» в Свердловском областном фонде поддержки предпринимательства
В 2016-2017 гг. прошла обучение по программе «Терапия психической травмы» и завершила сертификацию по процессуально-ориентированной работе в международной программе IAPOP
Является членом Ассоциации процессуально-ориентированных психологов и психотерапевтов. Регулярно проходит супервизию в программе IAPOP, личную терапию.
 

Привлекать клиентов в новую школу решили своими силами, не прибегая к коммерческим рекламным форматам. Сначала Настя просто писала в «Фейсбуке» своим друзьям, у которых есть дети. В классических рекламных инструментах она разочаровалась еще во время работы в «Дарине», а теперь и совсем уверовала в ценность и эффективность личного бренда.

Работа идет по двум фронтам: первый — посты в соцсетях о наборе групп и содержании занятий. Второй — статьи в прессе и блог. По словам Анастасии, Максим — эксперт в области безопасности, и его материалы собирают массу репостов и откликов. После этого сразу появляются желающие попасть на занятия. Сама Настя тоже пишет экспертные тексты — больше по вопросам психологии и мировоззрения.

Что касается коммерческой рекламы, доходит до смешного. Мне звонят и спрашивают: «А не хотите в нашем ТЦ размесить стенд?». Говорю: «Нет, спасибо. Я через личный бренд продвигаюсь». Отвечают: «Ну и привозите нам этот личный бренд, разместим». Я смеюсь, но на самом деле грустно, что рекламная отрасль вообще настолько отстала от сферы услуг. Я вспоминаю, как лет шесть назад уговаривала один торговый центр взять мою рекламу. Мне отказывали, ссылаясь на маленький масштаб моего бизнеса. А теперь уговаривают, но — поздно. Продвижение сейчас строится совершенно по другим принципам, — поясняет Анастасия.

И добавляет: большинство трудностей при становлении Школы безопасности оказались сезонными. Так, лето надо обязательно планировать и продумывать заранее, иначе аренду помещения для лагеря придется оплачивать из своего кармана. Причем даже если не организовывать летний лагерь, досуговую деятельность для детей в городе тоже надо обязательно продумать.

Трудности подкрались и с другой стороны: иногда Береновых с подозрением спрашивают: «А что вам надо от детей?».

Я встречала родителей, которые запрещали говорить с их детьми о том, что человека можно бить для защиты. Мотивировали так: «Он же узнает, что такое насилие!». А как тогда учить самообороне? Да и как еще поступать в случае опасности, если бежать некуда? Например, тебя уже схватили, и кричать бессмысленно, рядом никого нет. Конечно, только отбиваться. Были и парадоксальные ситуации, когда мамы запрещали детям посещать наши занятия в школах, потому что уроки ведет мужчина.

«Спасают две вещи: высокий уровень компетенции и доверие, репутация, — рассказывает Анастасия. — Еще очень хорошо работает проведение лекториев для родителей. На теме «Словесная самозащита. Противодействие травле» у нас стабильно не хватает стульев. На втором месте — «Подростки и секс. Психологическая и физическая безопасность». Тоже, помню, люди в проходах стояли. Что это значит? Что общество понимает глубину проблемы, но решения комплексного нет. Обычно после лекториев родители сразу же записывают детей на курсы».

Лекция перед аудиторией

Сейчас в Клубе умной безопасности ежемесячно занимаются в среднем около 50 учеников. Разовое занятие длится полтора часа — меньше нельзя, навыки не отработать. Причем урок должен быть полностью практическим. Так, если речь идет о том, как научиться безопасно обращаться за помощью на улице, отработка идет в формате игр. Если цель занятия — понять, как отвечать и реагировать на угрозы, то дети учатся делать это в диалогах.

В Екатеринбурге занятие в классе с выездом в школу стоит от 300 руб., лектории обходятся в 500-1000 руб., а вот смена в летнем лагере уже встанет не меньше 13 тыс. руб., говорит Анастасия Беренова, при этом курс в школе проводится как годовой, а месячный абонемент стоит 1,6 тыс. руб. «Это оптимальный вариант, дети успевают не только выработать схемы поведения, но и отточить характер. Кажется, что год — это очень долго, но примерно так и формируется не просто навык, а стратегия жизни, взращивается уверенность. Наши ученики потом годами дружат, это тоже огромная ценность. Цены для нашего региона средние, я не стараюсь сделать занятия дешевле, скорее, мы работаем над качеством», — говорит Анастасия.

Лекция перед детьми

Ребенок в боксерских перчатках

Расходы складываются из арендной платы за помещение, закупок оборудования, воды, оплаты патента и заработной платы. Обычно тренер в Екатеринбурге получает половину дохода от группы. Примерно так же организованы лектории и разовые тренинги. А вот с летним лагерем сложнее: в стоимость включается питание, проживание, транспорт. За лето за 4-5 смен отдохнуть успевают 100-150 человек.

Кроме того, у Береновых есть доход от обучения тренеров в других регионах — тренинг стоит от 35 тыс. до 50 тыс. руб. Это отдельное направление работы, говорит Анастасия, сейчас основатели школы сосредотачивают свои силы именно на нем, а группы детей передают вновь обученным тренерам. Также в Клубе умной безопасности можно заниматься на курсах самообороны, а в выездных программах есть различные тренировки по видам боевых искусств. Для этого бизнесмены закупили новое оборудование — фехтовальные маски, шлемы, синаи (бамбуковые снаряды в форме меча. — Прим. ред.).

«Это надо было сделать раньше»: Три ошибки собственников

Береновы признают: создавая Клуб, они не избежали ряда ошибок. Во-первых, говорит Анастасия, очень долго супруги не решались искать себе помощников. В итоге в 2016 г. сами решали текущие вопросы и работали на группах, сами вели занятия. И только потом, обучив инструкторов и передав часть групп им, Береновы смогли высвободить время для стратегических задач. Это надо было сделать раньше, убеждена сейчас Анастасия.

К 2019 г. бизнесмены, наконец, собрали полноценную команду: помимо инструкторов по безопасности в Клубе есть психологи. Их задача — работа с классами, когда речь идет о травле, и работа с семьями. Также Береновы приглашают психиатра и психолога для личных консультаций, а также юристов и правозащитников для работы по заявкам — это внештатные специалисты, к которым обращаются за информационной поддержкой. В частности, если нужны статьи, лектории, информационное сопровождение, консультирование детей и семей.

Также Береновы создали новые программы и пригласили на них режиссера театра и издателя. За счет таких занятий дети не только учатся, как действовать в ситуациях опасности, но и развивают через творчество и ищут в нем способы решения своих проблем — сами пишут книги, ставят спектакли по актуальным для них темам.

Кажется, как это относится к безопасности? А как раз самым прямым образом. Опасность у нас исходит не от мифических похитителей — реальные похищения детей есть, но их совсем немного, к счастью. Самое страшное — хрупкость психики. Увы, только в Екатеринбурге за январь 2019 г. было четыре самоубийства подростков — чудовищная цифра! Умение саморефлексировать, проживать проблемы через творчество видится мне одной из форм профилактики отверженности, работы с душевной болью. Конечно при грамотном сопровождении специалиста, — говорит Анастасия Беренова.

При этом девушка признает: даже сейчас, когда нагрузка на основателей школы снизилась, рабочий график супругов похож на схему функционирования небольшого завода. Пишут по две-три статьи в неделю, проводят встречи, пишут концепции, книги, готовят фильмы, материалы для обучения, ведут мониторинг, набирают новые группы, проводят походы, выезды в школы, взаимодействуют с общественными организациями. Приходится работать быстро, говорит Анастасия, — это нарабатываемый навык. Также супруги оперативно реагируют на чрезвычайные ситуации: раньше они долго анализировали причины и решения, и в Сеть первыми просачивались быстрые, написанные на хайпе, шарлатанские советы. Пришлось и тут наработать скорость без потери качества, отмечают Береновы.

Максим и Анастасия Береновы

Еще одна ошибка при становлении Клуба умной безопасности выявилась уже на более позднем этапе. По словам Анастасии Береновой, она очень жалеет, что не сразу создала некоммерческую организацию (НКО). Школа изначально работала и работает как ИП. Но практика показала, что хорошо бы иметь еще и НКО, говорит девушка — это помогло бы искать сотрудничество в просветительских проектах и выходить на федеральный уровень. Так, создав некоммерческую организацию, можно участвовать в госпрограммах и заявляться на гранты, продвигая идею просвещения на тему безопасности в обществе.

Так у меня в голове сложился паззл: личная безопасность ребенка, его обучение — это деятельность для предпринимателя, это бизнес. А вот сделать мир лучше, создать безопасную среду — это общественная деятельность, социальное предпринимательство, Мы сейчас только входим в эту сферу, но я убеждена: именно такой баланс делает проект целостным, — говорит Беренова.

И признает: еще одной ошибкой оказался недостаток знаний. Когда Анастасия начала заниматься продвижением Клуба по всей стране, то поняла: делать этого она не умеет. С одной стороны, у Береновых был внушительный отклик по продуктам от людей из других городов, а с другой, нужно было учиться продвигать эти продукты. Помогла программа акселератора в Свердловском областном фонде поддержки предпринимательства, где своим опытом с начинающими бизнесменами делилась директор по франчайзингу ГК «Юниверфуд» Ирина Головина, рассказывает Анастасия. После этого задача уже не казалась непонятной и невыполнимой. В этот же период Школа Максима Беренова переименовалась в Клуб умной безопасности — пришлось немало повозиться, чтобы понять, как создается торговая марка, говорят бизнесмены.

Франшиза по собеседованию

Учителя, которых Беренова встретила в акселераторе, помогли Клубу и в тиражировании бизнеса. Та же Ирина Головина и Татьяна Флеганова, основатель ассоциации «Особые люди», дали Насте возможность поверить в свои силы. К тому моменту у супругов была полностью готова программа обучения педагогов: 30 учебных часов, видеофильмы, методический материал. Но не хватало знаний о структуре продаж в другие регионы. «Именно в этот момент мне встретились потрясающие учителя, которые сказали: «У тебя уже есть социальная франшиза, все ведь готово!». А самым сложным на том этапе было просто поверить в себя, в то, что мы можем. Оказалось, так и есть — заявки на франшизу пошли сразу же», — вспоминает Анастасия.

И уточняет: франшизу может купить не любой желающий, а только человек, разделяющий принципы Клуба умной безопасности. Поэтому для интересантов проводят собеседования. Анастасия поясняет: например, супруги убеждены, что на улице можно и иногда просто необходимо общаться с незнакомцами. Если ребенок заблудился или ему нужна помощь, например. А потенциальный покупатель франшизы может категорически настаивать на том, что разговаривать строго запрещено, не пытаясь вникнуть в суть. В этом случае сотрудничество вряд ли получится. Важен один взгляд на безопасность, понимание, что эффективно не параноидальное закапсулирование ребенка, а схема жизни без страха, навык уверенности, говорит Беренова.

К счастью, наши взгляды разделяет большинство заинтересовавшихся темой. Кроме того, после обучения и выдачи сертификата на право преподавания раз в полгода мы проводим супервизию — смотрим, с какими проблемами человек сталкивается, что нужно доработать, что получается лучше. Ситуация меняется, и важно, чтобы мы успевали провести мониторинг. Поэтому представительство в регионах — не просто разовое обучение, это постоянное сотрудничество по горячим вопросам, — рассказывает Анастасия.

Недавно Береновы издали книгу — «Безопасность ребенка и подростка. Жизнь без страха», она вышла в электронном и бумажном виде. Изначально супруги думали, что этот проект будет работать просто в пиар-целях, однако в итоге все переросло в полностью сформированный продукт, где собран внушительный объем информации.

В частности, говорит Максим Беренов, из книги можно узнать, как думает и действует преступник, как он выбирает жертву, и как сделать так, чтобы ею не стать. Причем ряд рекомендаций идет вразрез с общепринятыми. Максим поясняет: консультации с людьми, находящимися по ту сторону закона, ценны тем, что им виднее. Преступники знают, что работает на самом деле, а что делается для снятия тревоги, но не дает реальной защиты. Также в книге дан подробный разбор, как реагировать на различные типы психологического давления и словесной атаки — от угроз, крика и брани до манипуляций, бестактных вопросов и непрошенных советов. А это во многих случаях является хорошей профилактикой травли, говорит Беренов. Кроме того, автор дает разбор разнообразных сексуальных угроз, в том числе таких, которые не рассматривались ранее, и учит, как их минимизировать.

Книга в руках

Деньги на проект привлекали с помощью краудфандинговой платформы Planeta, говорит Анастасия. Девушка училась, как продавать книги по предзаказу, брала консультации в центре содействия предпринимательству и у фандрайзеров — это оказался полностью новый опыт. Отдавать проект сторонним исполнителям не хотелось, отмечает она. Лучше было сначала понять структуру работы и только потом искать специалистов. Беренова убеждена: такая стратегия уместна в бизнесе по всем вопросам — техническим, юридическим. Суть надо понимать в любом случае, иначе можно получить не тот результат, или — в лучшем случае — просто переплатить.

 
 

Сейчас Береновы работают над второй и третьей книгами, методичками и заняты созданием фильма. Сначала супруги предполагали, что будут продавать его конечному потребителю, однако в итоге решили, что фильм станет использоваться только как учебный материал для тренеров. В планах Клуба —  сотрудничество с фондами, которые занимаются вопросами безопасности. Как говорит Анастасия, они с Максимом вышли на тот уровень, когда просто бизнес — не конечная цель.

Наш проект становится просветительским, социальным, у нас появляются инструменты, чтобы менять мир в лучшую сторону. События в Керчи, где студент Политехнического колледжа устроил стрельбу, в результате которой погибло 20 человек, а затем покончил с собой, лишний раз показали, что личная безопасность — это не только дело каждого. Нужен новый взгляд на общественные институты и общество в целом. Мы действуем, — резюмирует Анастасия Беренова.

Фото предоставлены Максимом и Анастасией Береновыми

«Как сделать, чтобы ребенок не захотел попробовать наркотики? — Никак»

«Как сделать, чтобы ребенок не захотел попробовать наркотики? — Никак»

«Парадокс нашего времени — впервые родители и дети настолько на одной волне, что бунтовать бессмысленно. А потом дети не хотят отделяться от родителей. Никогда. Ни в 20 лет, ни в 30».

— Когда я или муж говорим, что за деньги составляем программы безопасности для детей и подростков, реакция бывает совершенно противоположной. От «какое хорошее дело вы делаете» до возмущения «что вам надо от детей» или обиды, почему за навыки, которым мы обучаем, надо платить.

Это и есть лавирование между социальной миссией и созданием бизнес-проекта с прибылью. Работа в такой нише — сама по себе вызов. Но, оглядываясь вокруг, я вижу и то, что на родительских страхах создаются новые и новые бизнесы. Что же такое — настоящая, невыдуманная безопасность?

Про контроль

Как проконтролировать выполнение дел ребенком или его ленту в интернете?

Никак, контроль просто не работает.

Приведу несколько примеров, чтобы стало понятнее.

У Коли на телефоне и компьютере стоит родительский контроль. Коле 12, он попадает в гости к другу, у которого контроля нет. Что он первым делом ищет в сети? Контент 18+. Часть информации для него — шокирующая, с привкусом запретного плода. Друг спокойно реагирует на эту же информацию — родители вместо контроля просто поговорили с ним о том, в чем вред у той или иной информации. Знаете, в чем настоящий вред порнографии? Не в том, что она будит воображение. А в том, что в ней обесценивается важность предохранения, что показываются искусственные модели поведения и ложные идеалы тела, отношений, в конце концов, длительность полового акта. Подростки постарше, лет 16-ти, насмотревшись порно, часто получают комплекс переживаний — я не такой/ая красивый/ая, я так не могу. Вот об этом и надо говорить.

Но вернемся к Коле. Информация, добытая запретным способом, становится для него культовой, вожделенной. Запомните — контроль лет с 12-ти, а то и раньше, они все умеют обходить. А вот оценивать информацию критически — нет.

Второй пример. Кате к третьему классу родители разрешили ходить одной и купили гаджет с треком. Поскольку родители Кати — люди тревожные, они тщательно следили за тем, куда и во сколько она пошла. Классу к восьмому она стала оставлять гаджет дома и прятать его. Наблюдая за треком, родители видели, что она дома, и были спокойны, но однажды обман обнаружился. Хорошо, что в этом случае ничего не случилось и ситуация просто заставила родителей задуматься.

Ребенку важно вместо контроля дать принцип «ответственности и возможностей». Чем выше твоя ответственность, тем больше у тебя возможностей — пойти куда-то, посмотреть что-то. А как он станет ответственным, если родители решают за него?

Только шаг за шагом, предоставляя в равной степени ответственность и выбор, формируется критическое мышление, внутренний контролер.

Одна мама приводит свой пример — я против татуировки у дочери. Но дочь аргументирует просто — исполнится мне 18, я пойду и сделаю сама. И что тут можно сказать? Настанет день, когда вы не сможете их удержать. Любое начинание всегда хорошо делать с поправкой — а что будет, если ребенок вырастет? Он ведь все равно сделает, как хочет.

Про ценности

Вот, например, меня спрашивают, а как сделать так, чтобы ребенок не захотел попробовать наркотики. Я отвечаю: «Никак».

Это достижимо только одним способом — чтобы он САМ не захотел попробовать.

В психологии это называется внешний и внутренний локус контроля. И вот что я хочу сказать — никакой внешний контроль не даст вам гарантии безопасности. Именно поэтому мы много стали говорить о ценностях, как основе всего. Причем, именно о внутренних ценностях.

Отдельная задача — как их воспитать, как развить, как создать. Я вижу тут два важных навыка: умение понимать себя и умение понимать других.

Конечно, все начинается с личного примера: как взрослый радуется жизни и как справляется с трудностями. Очень важно как раз не только рассказывать детям про то, какие родители успешные люди и как хорошо им подражать, а то, какие неудачи и переживания они прошли, прожили. Это, кстати, лучшая профилактика самоубийств — показывать и рассказывать, что любая беда не фатальна, что многие люди справлялись с большими трудностями и выжили. Важно рассказать, и как справлялись: с помощью терапии, религии, близких людей или любимого дела?

Вообще, наше внешне идеализированное общество очень вредит безопасности. Вот представьте только — сидит подросток, смотрит все это великолепие социальных сетей и думает: «Неужели я один такой неудачник?». Вот этого «я один» не должно быть совсем.

Второй навык развития, который очень важен — это навык саморефлексии. Что сейчас со мной происходит, какие эмоции я испытываю? Очень полезен в этом случае навык вести дневник. И этот навык хорошо формировать с детства. Что ты сейчас чувствуешь? Нет, даже не так. Лучше рассказывать про чувства. «Я сейчас злюсь, радуюсь, обижаюсь» — а как ребенок еще узнает, что происходит? Только не говорим о своих чувствах, не его. «Ты сейчас злишься» — не лучшее объяснение. А вдруг не угадали, зато дали установку «я лучше знаю за тебя». Вот поэтому очень важно научить ребенка самому управлять своими эмоциями, осознавать чувства. Разговаривать, обсуждать, читать книги.

Величайший миф — то, что родитель должен быть всегда позитивен. Родитель — человек, и показать человечное, темное и светлое — часть развития и эмпатии.  И «контейнировать» эмоции детей тоже важно, но не из вынужденного личного позитива, а из умения как раз «выдерживать себя, выдерживать тебя», быть рядом, когда плохо. Просто быть рядом — целое искусство.

Кстати, это очень важный момент — не решать за ребенка, а быть рядом.

Представьте себе ситуацию школьного конфликта. Надо ли сразу бежать и разбираться? Может, лучше дома обсудить с ребенком варианты и дать ему возможность самому разрешить ситуацию? Иногда такое сопровождение и поддержка (не путаем с попустительством) дают в жизни бесценный опыт прохождения трудностей с поддержкой близких. Вы же за ребенка не ходите, когда он только встает на ноги, а просто держите за руку? Вот и держите всю жизнь, не делая шаги за него.

Сейчас культивируется миф, что родители должны быстро все решать в школе, если у ребенка возникли трудности. Подумайте лучше, соизмеримы ли они с психикой ребенка? Если да, то лучше просто дать совет, чем немедленно вмешиваться.

Про границы

Казалось бы, границы — это вообще основа безопасности, и это известно всем. Уметь говорить «нет» и противостоять тому, что не нравится.

Но посмотрите, что происходит. С одной стороны, многие родители говорят о контроле. Стоит только напугать их тем, сколько страшного происходит в жизни, и они уже готовы проверять почту и контролировать звонки. И что мы имеем? Тотальное нарушение границ ради контроля и одновременно — требование учиться их отстаивать.

Фактически контроль над перепиской приводит к смирению: ребенок понимает, что его границы постоянно нарушаются, что близкие не видят в них ценности.

Сможет ли такой ребенок удерживать свои границы?

Границы — это не только физический уровень, который можно описать как «меня не трогай, если мне не нравится», но и умение понимать, что именно мне хорошо и плохо, понимание защищенности своих интересов и внутреннего мира.

Поэтому двойных стандартов не может быть — ребенок имеет право на личное пространство, личный мир. Другой вопрос — как сделать так, чтобы он хотел поделиться своими переживаниями или рассказать о друзьях?

И тут я отвечу совершенно нетривиально — никак. У детей, точнее, уже у подростков, возникает действительно сепарационная необходимость иметь свои секреты и часть жизни не показывать родителям. Если вы возмутились сейчас, вспомните, а что ваши родители знают о вас, и что вы не рассказали им?

И это нормально, когда подросток часть информации скрывает. Ненормально — когда скрывает фанатично или тотально.

Что делать?

Я применяю тут простую «формулу подростка» — чем больше сила действия, тем больше противодействие, иными словами, чем жестче и тотальнее рамки, тем больше сопротивления мы получим на выходе.

Более того, чем тщательнее досматривается переписка, тем быстрее он поставит при первой возможности пароль. В семьях же, где приватность уважают, дети обычно и не закрывают приложения, зная, что даже открытая вкладка на общем компьютере не будет исследована под лупой, а значит, мы сохраняем их и свое спокойствие.

Основа безопасности на самом деле — это хорошие, здоровые границы.

Удобный неудобный ребенок

Когда ребенок рассказывает все и абсолютно слушается — так же опасно, как ребенок-бунтарь: здоровый бунт полезнее, чем послушание, опять же, из-за умения выставить границы.

Удобный ребенок — очень и очень тяжело для него самого. Раньше говорили так — удобные дети из авторитарных семей устраивали бунт и уезжали в конце концов, порвав с родственниками.

Сейчас все лучше и хуже одновременно.

Это новый парадокс нашего времени — часто семьи настолько хороши и так доверяют друг другу, мама и папа — лучшие друзья, что бунтовать совершенно бессмысленно. Многие говорят о том, что впервые родители и дети настолько на одной волне, и это прекрасно. Многие и говорят о другом — что дети не хотят отделяться от родителей. Никогда. Ни в 20 лет, ни в 30.

Мое же мнение такое — дружить с ребенком и выстраивать доверительные отношения можно и нужно. При этом же — и выставлять границы. Но, в конце концов, быть плохим родителем, который сам отселил, сам заставил подрабатывать, не так уж и страшно. Нельзя полностью изолировать ребенка от переживаний, везде усматривая травму, важнее научиться с ними справляться. Увы, слово травма сейчас порой дискредитировано частым использованием в дань моде…

Про незнакомцев

Часто безопасность связана с двумя понятиями: небезопасный внешний мир и защита семьи.

Не разговаривай с незнакомцами, говорят детям. При этом и сами дети, и родители признают — чаще всего преступления совершают не незнакомые люди, а старшие сверстники, например. Особенно если это истории про травлю и драки у школы.

Что тут важно сказать? Формировать навыки безопасности важно, не создавая «капсулу защиты» и не запрещая общаться, а научив это делать безопасным образом — как со знакомыми, так и с незнакомыми людьми.

А то, что домашнего насилия больше, чем преступлений средь бела дня, покажет вам любая криминальная сводка. И изнасилования на свидании случаются тоже чаще, чем внезапные из-за угла. Почему? Потому что возникало доверие к человеку, потому что не готовы, потому что не умели говорить «нет».

Но вот запугивания сводками новостей тем более важно избегать. Нет, насилия не стало больше, его стало даже меньше. Гораздо меньше. Просто мир стал  открытым и нетерпимым — то, что раньше не попало бы в сводки новостей, сейчас вызывает ярость. Ну представьте, если в газеты 80-х годов попадали бы новости о том, как учитель ударил линейкой детей по голове? Самое большее, что говорили бы — что ребенок, наверное, сам виноват. И это прекрасно: чем более мы нетерпимы, что меньше нагружаем пострадавших виной.

Но незнакомцев, особенно мужчин, продолжаем бояться. А ведь страх, внушенный с детства, продолжает мешать в дальнейшем, мешает социализации.

Говоря о безопасности в общественном сознании, громко и пафосно — важно понимать, что основа — понимание ценности себя и того, что я делаю, создаю. Именно поэтому, по моей скромной статистике, в открытых, творческих, демократических системах насилия гораздо меньше. Это применимо как к семье, так и к школе, применимо и общественным институтам. Но нельзя забывать, что основа демократии — ответственность.

Именно поэтому все советы по безопасности сводятся в одну формулу: «знай-умей-думай-принимай решение».

И именно из этой формулы и вырастают уверенные взрослые.

Отзывы о нашей книге

Отзывы о нашей книге

А вдруг моего ребенка мужчина на черной тачке позовет смотреть котёночка?

Не знаю, как у вас, но у меня в голове подобных страхов вагон и маленькая тележка. Конечно, я с ними борюсь. Более того, довольно часто победа остается за мной (у меня три дочери, а я все еще не в психушке, это ведь уже успех, да?!)

Пожалуйста, не надо аплодисментов. Дело во врожденном здравом смысле и довольно устойчивой нервной системе.

Еще один секрет успеха – прочитанная на три раза в течение последнего полугода книга Максима Беренова.

 
Фрагмент обложки электронного издания. Бумажная книга будет выглядеть иначе
Фрагмент обложки электронного издания. Бумажная книга будет выглядеть иначе
 

Вот пять тезисов, за которые я безоговорочно благодарна автору:

1. «Риск встретить маньяка у ребенка в 1000 раз меньше, чем риск попасть под машину». 
Стало чуть-чуть легче? Ведь тут, по-крайней мере, понятно, что нужно делать: учим ПДД и отрабатываем на практике основные маршруты.

2. «Существует всего две степени готовности к опасной ситуации. Вы или готовы, или нет. Если противник чувствует, что вы готовы, он чаще всего отказывается от своего намерения напасть. Даже если злоумышленник взрослый, а объект нападения – ребенок».

То есть важно, чтобы ребенок мог заметить опасность и потенциально постоять за себя. Злоумышленники «считывают» это внутреннее «я молчать не буду» и «только попробуй тронь». Это и надо воспитывать в ребенке, а вовсе не рефлекс бежать и прятаться.

3. «Чем старше становится ваш ребенок, особенно когда он стал подростком, тем более уведомительным и добровольным должен становиться контроль. Настанет день, когда ваш ребенок станет скрывать от вас с кем он, и где. В большинстве случаев это связано не с криминалом, а с нормальной возрастной сепарацией…»

Как говориться, без комментариев. Тут главное объяснить своему подростку, что чем ответственнее его поведение, тем больше он получает свободы. Плюс всякие хитрые штуки про «оперативного дежурного» (описано в книге).

4. «Умение отболтаться поистине бесценно».

Мне кажется, это в большинстве случаев врожденное, но важно еще объяснить своему болтуну насчет безопасной дистанции, чтобы не было как с Колобком. Про дистанцию в книге все тоже очень доступно изложено.

5. «Ребенок в агрессивной среде не обязательно будет страдать. Можно найти способ постоять за себя или уйти – это уже как минимум два варианта решения. ‹…› Сегодняшняя ситуация, когда почти каждую историю любители психологии рассматривают как психологическую травму, пагубна и приведет сразу в два тупика – дискредитации понятия «травма» и невозможности взросления, инфантилизации общества».

Интересующимся вот содержание книги:

 

Первый раз я прочитала книгу «Безопасность ребенка и подростка», когда ее по-большому счету еще не было. Так, ПДФ-файл с кучей ошибок. Потом книгу серьезно доработали, началась продажа электронной версии, и я читала ее снова. И с прежним интересом.

Третий заход случился буквально на днях. Авторы решили сделать настоящую (бумажную!) книгу. Я решила перечитать и поделиться. Потому что на самом деле считаю эту информацию важной, нужной и полезной.

Итак, купить книгу (поддержать проект) можно здесь. Там же информация об авторах. Откуда они такие умные взялись и не из головы ли все это выдумали. Кстати, книгу можно заказать не только бумажную, но и электронную. Она в 2 раза дешевле.

 
Обложка бумажной книги, на мой взгляд, получилась очень удачной. Автор - Ирина Бородина
Обложка бумажной книги, на мой взгляд, получилась очень удачной. Автор — Ирина Бородина

Лично я планирую сделать заказ в ближайшие дни. Сразу после аванса. Электронная, конечно, хорошо, но бумажная всегда лучше, тем более, когда в книге столько иллюстраций.

Для меня спорными в ней являются приемы самообороны на схемах и фотографиях. Мне кажется, по картинке такое не отработать, но это я еще с мужем не советовалась. Он электронную не захотел читать, ждет выхода настоящей.

Больше информации о книге ищите здесь: 
О девочке, родителям которой такая книга очень бы пригодилась, 
здесь:

И подписывайтесь на канал «С книгой по жизни». Особенно, если вы любите читать и (или) у вас есть дети.

Светлана Логинова

 

 

Детская безопасность — принцип жизни! Правила от Максима Беренова.

Детская безопасность — принцип жизни! Правила от Максима Беренова.

С чего начинается безопасность?

С этим вопросом мы обратились к эксперту по детской безопасности, автору книги «Безопасность ребенка, подростка» Максиму Беренову и психологу, куратору школы безопасности Анастасии Береновой.

Почему книга такая большая? Ведь советы можно написать на 5-10 листах, неужели кто-то будет читать почти 300 страниц?

— А это не советы. Это принципы жизни. И чтобы описать их – нужно не только проговорить правила, а научить думать, смотреть на мир иначе. Вот можно, например, проговорить правило – никогда не разговариваем с незнакомцами.

Но ведь это самый частый совет всех статей о правилах поведения на улице!

— Но какое отношение оно имеет к безопасности? Ровно противоположное – вредит!

Давайте разберем внимательно – а могут ли знакомые люди причинить вред? А могут ли незнакомцы помочь, например, если ребенок потерялся? А можно ли вообще не разговаривать с людьми? Вопросы можно перечислять долго. У меня есть и пример, когда дети шестого класса помогли взрослой женщине, упавшей на школьном дворе – просто ждать взрослого можно было бесконечно…Именно поэтому настоящая безопасность начинается не с правил, а принципов жизни. Один из них – уметь разговаривать с незнакомыми людьми можно и нужно, в этом залог жизненного успеха. Надо только делать это правильно.

Какие советы можно дать родителям, когда ребенок может ходить один?

— Здесь многое зависит и от семьи, и то ребенка, и от маршрута. Прежде всего, ребенок должен захотеть стать самостоятельным. Ему должно быть интересно и легко. Во-вторых, у него должны быть уже навыки общения, понимание того, когда нужно позвонить родителям или убежать. Тогда он с радостью воспринимает информацию о безопасности.

Не приведет ли это наоборот, к запугиванию, так что в каждом кусту будет мерещиться маньяк?

— А вот тут важно не только что мы говорим ребенку, но и как! Прежде всего, надо проработать свои собственные страхи, а разговор выстроить лучше в формате игры.

Например, с ребенком полезно играть в игру «Безопасный маршрут».

Игра «План двора и план маршрута»

Для игры может использоваться свой собственный двор или постоянный маршрут  (дом — школа).

Рисуется  подробный план местности, на котором отмечаются:

  • розовыми линиями обычный маршрут;
  • зеленым цветом – места, где можно получить помощь;
  • cветло-зеленым – скопления людей;
  • cиним –  убежища и укрытия,  синими стрелками  можно прорисовать направление бегства к ним, при которых противник теряет вас ненадолго из виду;
  • желтым  – места, где можно найти оружие, на  рисунке желтым
  • также помечен фильтр: узкий проход, где можно остановить группу противников  примени подручное оружие;
  • красным — источники опасности.

Затем желательно многократно прогуляться по маршруту и его окрестностям с целью уточнения карты.

Для упрощения игры можно в один день обращать внимание только на места скопления людей, в другой — на подручное оружие. Кто насчитает больше — получит приз.

Затем постепенно усложнять, вводя поиск сразу по 2—3 категориям, а после и по всем перечисленным.

Важно:

  • обращать внимание на время и дни работы магазинов,  банков;
  • проговаривать с ребенком, что «в будни до трех  за помощью лучше бежать в банк, а после трех и в выходные в круглосуточную аптеку;
  • указывать на обнаруженный объект, особенно если это источник опасности, надо тихо, не привлекая внимания, и уж совсем недопустимо тыкать пальцем.

Следующим игры заданием будет выработка нового маршрута, который проходил бы как можно дальше от источников опасности  и как можно ближе к ресурсам.

Ресурсы – это не только уже упоминавшийся подручное оружие. Но еще и те, кто могут помочь – прохожие, служащие магазинов и банков по маршруту.

Ну и в заключение, какие советы можно дать родителям, которые отпускают ребенка одного?

Я бы указал не только для них, но и общий принцип универсальных советов:

-основа безопасности – доверие. Разговаривайте с детьми, обсуждайте их жизнь. Если он боится ходить один, внимательно расспросите его обо все на маршруте (но чаще боятся родители),

-дайте понять, что ответственность и свобода идут рука об руку. Чем больше у ребенка ответственности – он звонит во время, не опаздывает, контролирует время в гостях и если задерживается, предупреждает – тем больше у него свободы.


 

Более подробную информацию о различных аспектах безопасности, разрешению конфликтов можно прочитать в книге «Безопасность ребенка. Подростка. Жизнь без страха» (покупка только по предзаказу). Сейчас идет сбор на ее издание.